Название: Just A Little Bit More / Еще чуть-чуть
Автор: Sara
Перевод: Elara
Бета: Рене
Оригинал: http://www.doyourthing.org/addictedkitten/just.html
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
Предупреждение: насилие.
Спойлеры: небольшие, по пятой книге.
Краткое содержание: Драко Малфой после драки на квиддитчном поле (см. "Орден Феникса"). If there's no sex in your violence, then you're obviously doing it wrong.
Стандартная оговорка: все принадлежит JKR и ее издателям, никакой прибыли не извлекается, намерения нарушить копирайт отсутствуют.
Архивы: предупреждайте.
Разрешение на перевод: получено.

 

ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ


Гарри совсем забыл, что на них смотрят все преподаватели: единственное, чего он жаждал - врезать Малфою как можно сильнее. Не тратя время на то, чтобы вытащить палочку, он просто размахнулся и всадил кулаком со снитчем Малфою прямо в живот…

- Гарри Поттер и Орден Феникса, перевод Флер.


Синяки были повсюду. Первый удар пришелся в живот, и оставил там пестрый фиолетовый след размером с яблоко прямо посередине. Тонкая сеточка вен паутинкой окружала синяк по краям, темная, резко выделяющаяся на фоне бледной кожи.

Драко критически рассматривал свое отражение в зеркале, он поворачивался то одним боком, то другим, не обращая внимания на уколы боли. После матча он тихонько проскользнул к себе в комнату, обойдя лазарет за версту, несмотря на Панси, умолявшую его пойти исцелить себя.

Он был не в состоянии точно объяснить ей, почему хотел оставить синяки, он не мог объяснить это даже себе.

Он почти не сопротивлялся. Сила агрессии Гарри опрокинула их обоих на траву, на какое-то время, приведя Драко в почти бессознательное состояние, и на эти мгновения он лишился способности действовать.

Он опасливо дотронулся до затылка, морщась от нежности своего прикосновения. Его пальцы при этом испачкались в зеленом, от них теперь пахло травой.

Это продолжалось всего секунду, может быть, две. Поттер оказался на нем, тяжелый, жесткий, его острые бедра чувствовались даже сквозь несколько слоев одежды. Вблизи его глаза оказались поразительно зелеными, а губы - теплыми и сухими в том месте, где на мгновение прижались к шее Драко. Пряди темных волос щекотали лоб Драко, он сделал резкий вдох и ощутил запах земли, травы и влажный металлический привкус во рту, немного соленый от пота. Эти секунды запечатлелись у него в голове, вместе с кровью бежали теперь по венам, одно сплошное чувственное воспоминание, которое он переживал вновь и вновь, стоило только закрыть глаза.

Падение застало Поттера врасплох, он свалился на Драко, прежде чем снова приподняться и возобновить драку. Там, где дужка очков Поттера впилась ему в кожу, вдоль щеки Драко тянулась тонкая красная линия.

Он осторожно прикусил губу, смакуя острую боль - царапина на ней снова открылась. Яркая капелька крови выступила в уголке рта, блестящая, красная, она скользнула по распухшей нижней губе. Прежде чем она окончательно скатилась вниз, Драко быстро подхватил ее языком, попутно ощупывая им рассеченную кожу.

Руки Драко дрожали, когда он провел ими вдоль тела, по синякам в форме костяшек пальцев на ребрах, по следам, оставленным пальцами Поттера, там, где он схватил его, когда они столкнулись с землей. Шестнадцать, семнадцать, считал он, пока все они не начали сливаться, словно веснушки Уизли.

Он не ожидал такой реакции от Поттера; обычно тот ограничивал свои ответы небрежным презрением на пару со спокойным, уверенным взглядом. Конечно, обычно и Драко не заходил так далеко. Но тут его охватило дикое бешенство, ведь он был буквально на волоске от долгожданной победы, потратил кучу времени на текст песни, но нет. Поттер просто не мог проиграть, не мог оказаться тем, кто достигнет снитча секундой позже. Для него это ничего не значило, просто очередная победа, ненужная ему, незаслуженная.

Для него это ничего не значило. Ничего.

Драко нахмурился, изучая костяшки своих пальцев. По крайней мере, он успел нанести хотя бы один удар, сломав веснушчатую челюсть Уизли как раз перед тем, как Поттер опрокинул его на землю. На среднем пальце остался небольшой отпечаток, Драко надеялся, что это не от зубов Уизли, или чего-то настолько же мерзкого. Он противился побуждению вытереть руку о штаны. Микробы Уизли. Брр.

Небольшая ссадина портила идеальную линию его подбородка. Он помнил ощущение кулака Поттера в этом месте, его острые костяшки и неловкий изгиб пальцев, обхвативших снитч. Крылышки снитча оказались зажатыми между пальцев Поттера, одно, чуть погнутое, слабо трепетало, другое выбралось из его хватки, оно билось так яростно и стремительно, что ровно порезало кожу Драко, когда Поттер врезал ему кулаком с такой силой, что рассек губу.

Он чувствовал себя так, словно его ударили мешком, набитым камнями, и может даже, потом еще и с лестницы спустили. Боль была такая, что почти доставляла удовольствие. Была приятна. Почти.

Пальцы Драко пробежались вниз по груди, оставляя за собой мурашки на покрытой синяками коже. Синяки эти постепенно исчезали ближе к талии, они таяли, превращаясь в слегка покрасневшую кожу, там, где он спустил свои брюки для квиддитча пониже, чтобы оценить повреждения.

Слегка трясущимися пальцами Драко расстегнул брюки, и они скользнули вниз. Он моргнул, глядя на свое отражение. Для него не стало потрясением то, что он был возбужден, на самом деле, он удивился, что эрекция уже не была такой сильной. Драко подумал, заметил ли ее Поттер во время драки (или, вернее, во время того, как избивал его). Почему-то он в этом сомневался.

С чем-то вроде тихого смирения, Драко обхватил свой член и медленно начал двигать рукой. Был момент, когда он испытал ужас, обнаружив, что хочет Поттера, но то время давным-давно прошло. Теперь это стало знакомым, погружение в мир фантазий, за которым неизбежно следовала мастурбация, иногда медленная и неторопливая, иногда, наоборот, неистовая и отчаянная.

Он отбросил образы, по привычке вспыхнувшие в голове: его излюбленные фантазии, в которых он мучил Поттера, доводя до слез, или трахал его прямо на парте посреди урока Зельеварения, или они оба сцеплялись на квиддитчном поле в ситуации, не особенно отличавшейся от только что им пережитой. Последнее больше не казалась уместным в свете того, как это произошло на самом деле. Он отполировал эту фантазию до мелочей, пока не начал точно представлять себе, каким будет каждый удар, каждый отклик на него, каждый неохотный выпад, каждое лицо, шокированное и возбужденное, в толпе очевидцев.

Драко всегда считал, что даст отпор, если только у него будет шанс. Он так сильно хотел добраться до Поттера любым возможным способом, и теперь казалось смешным, что он не воспользовался этим случаем, чтобы показать все, на что был способен. Но все же, он не мог найти в себе какого-то особенного разочарования из-за своего бездействия. Слишком приятным было то, что он испытал.

Закрыв глаза, Драко прикусил губу, стараясь не застонать во весь голос, его рука скользила все быстрее. Да, это было приятно. Склонность к мазохизму обнаружилась у него не так давно, и он удивился, когда понял, насколько она была глубока. Он почти хотел, чтобы Поттер ударил его еще сильнее, оставил отметины заметнее, может быть, даже шрамы. Драко охватила дрожь, когда он воскресил в памяти это восхитительное ощущение страха и сильную, волнующую потребность в том, чтобы тебе причинили боль, избили тебя, использовали. Отымели.

Жестоко отымели.

Драко ударился рукой в стену, чтобы не потерять равновесия, когда он покачнулся вперед. Вот она, ниточка. Он мысленно проиграл всю сцену: первый удар, второй, падение на землю, снитч, зажатый в руке Поттера, его кровожадно вспыхнувшие глаза. Одна рука Драко двигалась все быстрее и быстрее, скользя вверх-вниз, другая, прижатая к стене, сжималась и разжималась, ногти царапали обои. Его воображение изменило небольшие детали. Кровожадный блеск глаз сделался похотливым. Колени Поттера зажали в тиски его бедра, попутно немного вдавившись в пах. Поттер сжал в кулаке пряди светлых волос и резко рванул его голову вверх, он уже расстегивал свои вельветовые брюки и совал член в горло Драко, мимо его рассеченных, кровоточащих губ и ноющей челюсти.

Нет, это не работало. Слишком прямолинейно, совсем не так, как надо. Все должно было случиться позднее. После игры, когда Драко будет возвращаться к себе в комнату. Поттер перехватит его в коридоре, втянет в пустой класс, швырнув к стене, и его и без того уже пострадавшее тело ударится о камень.

- Не можешь даже дать сдачи, а, Малфой? - прошипит Поттер, жестоко впиваясь пальцами в синяки на ребрах Драко.

Драко ничего не ответит, будет молча смотреть в пол, морщась от боли.

Поттер крепко возьмет его за украшенный кровоподтеком подбородок, заставляя Драко поднять голову и встретить его взгляд. - И даже не хочешь этого делать, да? - будет он размышлять вслух, а потом прижмется губами к губам Драко, целуя его так сильно, что тот почувствует только лихорадочный жар и боль, свежие царапины заноют, и на лбу от страха выступят капельки холодного пота. Поттер стянет свою рубашку, наклонит голову Драко ниже, чтобы тот смог посасывать и покусывать его соски, что Драко будет делать чересчур усердно на его вкус. - Отлично, хватит уже предварительных ласк, - прорычит Поттер, стягивая вниз брюки Драко, а потом и свои собственные.

Может быть, Драко попытается завязать драку, слабо отбиваясь. Это только возбудит Поттера еще сильнее, он швырнет Драко в стену, и его губы тут же ощутят горьковатый вкус холодного камня. После короткой передышки Поттер протолкнет в него свой палец, влажный и скользкий, а потом еще один, он будет вытаскивать их и снова засовывать внутрь. Драко будет извиваться, чувствуя эти пальцы в себе, и хныкать из-за того, как грубо с ним обходятся.

- Тебе это нравится, ты, маленькая шлюшка, - выплюнет Поттер ему в лицо, вытаскивая пальцы и меняя позицию так, чтобы его член оказался у ануса Драко, - но не так сильно, как тебе понравится вот это. - И он войдет в него разом, а потом, почти не прерываясь, сразу же вытащит свой член и снова повторит все с начала. И еще раз, и еще, смеясь над сдавленными криками Драко, поднимая того на цыпочки силой каждого своего толчка.

- Пожалуйста, - будет всхлипывать Драко, пожалуйста, перестань, пожалуйста, возьми меня, пожалуйста, трахни меня еще сильнее, пожалуйста, пожалуйста. Слезы будут сбегать у него по щекам после каждого толчка, призванного сломать, призванного ранить. Поттер будет делать что угодно, но вот останавливаться не будет, и только когда жгучая боль станет слишком сильной, он чуть передвинется, меняя положение так, чтобы достичь простаты Драко, и тогда тот будет только просить еще.

Поттер выполнит эту просьбу, сжимая его запястья, чтобы удерживать ладони прижатыми к каменной стене. Драко будет в неистовом ритме двигаться ему навстречу, он наклонится и отодвинет бедра от стены, с силой врезаясь ими в тело Поттера, заставляя того проникнуть еще глубже. Поттер проведет зубами по шее Драко, и тот сильнее расставит ноги, уткнувшись горячим лбом в прохладную каменную стену.

Его мольбы об избавлении превратятся в стоны, Драко, покорившись, будет просить: больше, быстрее, глубже, сильнее. Поттер будет рад услужить, вбивая его в стену так, словно он хочет пробить ее и бросить его на колени среди пыли, камней и того, что от них останется, продолжая ожесточенно трахать Драко сзади до тех пор, пока тот не рухнет без сил на кучу этих каменных обломков.

Они будут исступленно трахаться, пока Драко не перестанет чувствовать что-либо, кроме ослепляющей боли и всепоглощающего наслаждения, два этих ощущения столкнуться в ярости саднящих ладоней и ободранной, внутри и снаружи, кожи. Крича и рыдая в стену, Драко кончит, с силой толкнувшись в крепко держащего его Поттера. Он услышит победный смешок позади него, а потом тело Поттера охватит напряжение и он войдет в Драко в последний раз, кончая, по его телу пробежит судорога, которая передастся и Драко. Пару минут они будут только тяжело дышать, потом Поттер заговорит.

- Ты всегда будешь подо мной, Малфой, - шепотом произнесет он, - потому что это место тебе нравится, - и с силой прикусит мочку уха Драко, а потом, подняв ладони, толкнет его в стену, еще сильнее травмируя ему челюсть. Он сползет на пол, не обращая внимания на звук удаляющихся шагов Поттера.

С громким, судорожным вздохом, Драко кончил, неистово дергая рукой, в его воображении Поттер бился в него, камень стен обдирал ладони, жесткий, горячий язык обводил очертания его лопаток. Теперь свободная рука Драко была прижата к самым заметным синякам у него на ребрах, в глазах мелькали черно-красные вспышки от боли и удовольствия, слившихся в единое целое. В мыслях Поттер трахал его, бил, владел им и отвергал. Драко съежился на полу, медленно восстанавливая дыхание, он хотел этого так сильно, что почти ощущал пыльный камень. И не хотел. И страшился этого.

Драко сглотнул, принуждая себя вернуться в реальность. Он вытер пот со лба такой же потной рукой, и подумал, когда вернутся его соседи по комнате. Трясущимися пальцами он застегнул брюки.

Будет не так уж сложно исцелить синяки, если их поставили днем раньше, счел он. Наверное, было бы лучше отправиться в лазарет прямо сейчас, но что-то в нем восставало против мысли о таком скором расставании с этими отметинами, об уничтожении свидетельств прикосновений Поттера. Он позволит себе провести с ними еще одну ночь, извинится перед всеми, и вылечит все завтра. По крайней мере, почти все.

Вздыхая, Драко забрался в постель. Наверняка ничего не случится, если он немножко вздремнет.

Может быть, ему приснится Поттер. Он перекатился на бок, оценив проснувшуюся при этом боль. Вся эта идея с минетом на квиддитчном поле имела свои плюсы.

Драко задернул полог кровати, его рука скользнула в брюки.


| вернуться на страницу переводов |