Название: Four Moments of Mourning / Четыре Минуты Печали
Автор: Kanzeyori
Перевод: Elara
Бета: Рене
Оригинал: http://www.geocities.com/kanzeyori/4moments.html
Пейринг: Гарри/Драко, Рон/Драко
Рейтинг: PG-13
Жанр: angst
Краткое содержание: Ты умрешь за него?
Стандартная оговорка: все принадлежит JKR и ее издателям, никакой прибыли не извлекается, намерения нарушить копирайт отсутствуют.
Архивы: предупреждайте.
Разрешение на перевод: получено.

 

ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ ПЕЧАЛИ


Настоящее длительное время:
действия или события, которые разворачивается в момент речи или в настоящий период времени.

Железо холодит мои скованные над головой запястья, спина ободрана о шероховатую каменную стену. Моя палочка в кармане у этого мерзавца. Подвал хорошо освещен удачно направленным Люмосом, хотя, если подумать, я предпочел бы ничего не видеть, потому что подземелье есть подземелье, неважно каким словом его называть, и пятна крови повсюду только усиливают его зловещую атмосферу.

- Зачем ты это делаешь?

Малфой только обводит взглядом мой шрам, очки, зеленые глаза, и уголки его слегка припухших губ приподнимаются в ухмылке.

- Ясно, - чуть слышно говорю я. Тогда Малфой прижимает свою ношу к груди и дезаппарирует, взглянув на меня в последний раз, и скоро, слишком скоро, Упивающиеся широким шагом входят в подвал. Почетный караул их Лорда.

Я говорю, он говорит, мы говорим, а в это время звезды на небе выстраиваются в ряд; спрягая эти глаголы на английском, на латыни, на языке звезд, которые предсказывают судьбы своим небесным танцем; все это просто до ужаса мелодраматично.

Я слышу слова заклинания и вижу зеленое свечение, и в эти последние мгновения я думаю о том, что будет дальше:

Упивающиеся Смертью пристально посмотрят на меня и задумаются наконец-то, потом повернутся друг к другу, и начнут уходить группками по двое и по трое, после того, как их распустят. Вольдеморт может остаться, а может, и нет.

Люциус Малфой повернется к Снейпу и объявит во всеуслышание:

- Я бы сказал, за это стоит выпить.

Снейп, бесстрастно глядя на то, что от меня осталось, ответит:

- Несомненно. Без выпивки здесь не обойтись.


Прошедшее простое время:
действия или положения дел, имевшие место в некоторый определенный момент или некоторый период времени в прошлом.

Малфой приподнял очки с моего лица, и теперь я видел только его пальцы, он провел ими по моим бровям, легко коснулся ресниц, пробежался по губам и скулам; и везде, где он касался меня, кожа начинала гореть, как от его прикосновений, так и от скользящего по моему лицу затуманенного взгляда серых глаз, потому что все это принадлежало не мне, нет, ничего из этого я не мог назвать своим.

- Позволь мне. - И проглоченное "пожалуйста" в конце. Его вздох был близок к мольбе, Малфой не мог обмануть никого из нас.

- Ты… Малфой, нет. - Я дернулся прочь от него, так далеко, как только позволяли цепи, потому что он не имел права, а я не мог дать ему то, что никогда мне не принадлежало.

- Ты не можешь меня остановить. Другой возможности не будет. После этого. - Он неопределенно взмахнул рукой, обводя ей подвал. - Сегодня. Без этого я не… - он умолк почти взволнованно. Я посмотрел на него. И, с неловкостью сознавая, что теперь он стоял так близко, что я мог разглядеть каждую черточку его лица, я взял обратно слова, которые произнес недавно:

- Знаешь, наверное, он простит тебя.

Малфой окинул меня странным взглядом.

- Ты недооцениваешь собственную значимость, - сказал он, и, как ни странно, неприятное ощущение в животе улеглось, даже несмотря на то, что я наклонился вперед и коснулся губ Малфоя своими.

Он замер на мгновение, потом ожил, через поцелуй передавая мне свое отчаяние, дрожа от поспешного стремления запечатлеть меня в своей памяти; а я пытался найти что-то, что-нибудь, ну хоть что-нибудь во влаге его рта, в быстром прикосновении его языка, что-то, что было там не для меня, только падал-то я, и из моих легких словно выкачали весь воздух для кого-то другого.

Это Малфой поймал нас и оторвал друг от друга. Он снова опустил очки мне на нос и легонько подтолкнул их к переносице.

- Я не люблю тебя, - бросил он мимоходом, оттолкнув меня. Цепи звякнули, я ударился головой о мокрый и липкий камень, а он выхватил мой портшлюс у меня из кармана, едва не запутавшись рукой в складках робы.

- Расскажи это тому, кого это волнует.

- Нет таких. - С этими словами Малфой сгреб в охапку неподвижное тело, у него на плече рыжие пряди волос смешались со светлыми. Поудобнее обхватывая свою ношу, он вскользь заметил: - Если ты его достанешь, он быстрее тебя прикончит.

- Спасибо. - Малфой рассеянно кивнул в ответ, но я поймал его взгляд, прежде чем он дезаппарировал. Я спросил у него, потому что был намертво пригвожден к этой каменной стене, словно жертвенный ягненок, а мое будущее намертво выбито в камне, потому что мне нужны были хоть какие-то последние слова и чуть больше времени, немного времени, которого у меня не было, которого мне не оставили, я спросил у него:

- Зачем ты это делаешь?


Будущее условное время:
события, которые могут произойти в будущем.

А вот как все должно произойти по его мнению:

Гарри Поттер проснется и обнаружит лимонную дольку у себя во рту. Он вернет портшлюс Дамбльдору, который расскажет ему, что Рональд Уизли погиб, спасая его из плена Упивающихся Смертью. Он узнает, что Драко Малфой оставил Рона умирать, Рона, этого ничем не примечательного Уизли, который ничего не значил и который должен был быть в безопасности (должен был остаться в безопасности); и его охватит гнев и ненависть к Малфоям из-за того, что они верят, что заслуживают только самого лучшего, и их враги не исключение из этого правила. В его глазах снова поселится огонек, и останется в них надолго, если получится, навсегда.

Драко Малфой - Упивающийся Смертью, как ему и надлежит быть, и он выживет, потому что такова его сущность. Он выживет, и Гарри возненавидит его за это, и за то, как он этого добился.

Гарри будет ненавидеть его, даже если они будут спать вместе, а они будут, наверное. Больно будет и так, и так. Я это знаю, знаю.


Прошедшее совершенное:
действия или события, которые завершились до определенного момента в прошлом.

Противоаппарационные защиты не действовали, и коридоры наполнились эхом заклятий и криков. Люди в черных робах и серебряных масках, крадучись, скользили в полумраке школы, и всех охватила паника, потому что Гарри Поттера нигде не было.

Я несся по коридору, когда кто-то втащил меня в один из классов и припечатал к двери.

Кончик палочки уперся мне между глаз, и Малфой процедил:

- Ты умрешь за него, так? - Он напряженно всматривался в мое лицо.

- Что? - Вместо ответа Малфой грубо схватил меня за руку, и я почувствовал вибрацию, свойственную аппарированию.

Мы оказались в подвале, воздух здесь был густой, теплый и давящий, в нем чувствовался металлический привкус крови. Вначале мне показалось, что это камни кровоточат, но нет, на полу кто-то лежал. Малфой подошел к нему, обхватил рукой за подбородок, осторожно приподнял голову, и я увидел, что этот кто-то был сломлен и обессилен, и что это был Гарри, это был Гарри, Гарри.

- Ты умрешь за него?

У меня внутри все перевернулось, медленно-медленно, по кругу, и этому не видно было ни конца, ни края, потому что у круга их нет, и голова у меня кружилась тоже, потому что передо мной был Гарри, это был он, и потому что я, начиная понимать, о чем он меня просит, кивнул, медленно, твердо, несмотря ни на что.

- Хорошо, - объявил Малфой и обрисовал вкратце план ("Я модифицировал зелье так, чтобы действие не прекращалось, если выпивший его умирает"), меня мучили сомнения, это правда, но я взглянул на него и понял:

Малфой на меня вовсе не смотрел. Его взгляд встречался с моим, но смотрел он на другого человека, потому что, казалось, не мог оторвать от него глаз. Никогда не мог.

И я подумал:

Малфой мог бы, мог бы приподнять его за волосы и со всей силы ударить головой об пол, разбив ее о каменные плиты…

- Он тебя возненавидит, - выпалил я. Малфой взглянул на меня и с готовностью согласился:

- Да. Ты знаешь его лучше всех. - Он знал это, знал и, несмотря на это, собирался осуществить свой план. И я знаю, я понимаю все, и тоже несмотря ни на что готов на это; мы с ним пешки, оба, и все разногласия не имеют никакого значения, когда нашему королю грозит смерть.

- Давай сюда. - Я протянул руку, и Малфой передал мне зелье, на вкус оно оказалось таким же неприятным, каким я его помнил. Я наблюдал за тем, как челка, падающая мне на глаза, превращалась из рыжей в черную, и очертания Малфоя, опрокидывающего содержимое флакона в рот Гарри, постепенно становились расплывчатыми. Мгновение, и знакомая фигура приблизилась ко мне, черты его лица стали четче, когда он поднес что-то к самым моим глазам; я понял, что это пара очков с круглыми стеклами.

Так же, как понял, что теперь мои глаза стали зелеными, пока я смотрел на то, как на лице Гарри капельками крови проявляются мои веснушки.


| вернуться на страницу переводов |