Название: Beautiful World / Прекрасный Мир
Автор: Cinnamon
Перевод: Elara
Бета: Рене
Оригинал: http://www.schnoogle.com/authorLinks/Cinnamon/Beautiful_World/
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: R
Жанр: angst/romance
Краткое содержание: Драко испытывает страх перед жизнью, а Гарри - перед смертью, но иногда выбора не существует. Драко должен понять, что значит жить по-настоящему, показав Гарри, как прекрасен мир, если ты не боишься его увидеть.
Стандартная оговорка: все принадлежит JKR и ее издателям, никакой прибыли не извлекается, намерения нарушить копирайт отсутствуют.
Архивы: предупреждайте.
Разрешение на перевод: получено.

 

ПРЕКРАСНЫЙ МИР

глава девятая

 

- Похоже, я серьезно сглупил.

Сириус выглядел ошеломленным, но постепенно успокоился. От этого в Гарри зашевелилось чувство вины. - Гарри, - сказал он. - Я тебя не ждал. Разве ты не должен быть на занятиях?

- Да. Да, должен. - Он проскользнул в комнату, рухнул в кресло, где всегда сидел во время своих разговоров с Сириусом, и вздохнул. - Мне просто… мне нужно с кем-нибудь поговорить.

Слепая ярость поддерживала Гарри, пока он в одиночестве не дошел до Хогвартса и не осознал, что только что оставил Драко одного в лесу, пораненного, и тогда он запаниковал. Ему нужно было поговорить с кем-нибудь о… о Драко. С кем-нибудь, кто не подумает: "О боже, но это ведь Драко Малфой". И, раз уж кого-то подобного не было под рукой, он пошел к Сириусу, который, остается надеяться, по крайней мере, выслушает его, а не рванется сразу же избивать Драко или что-то еще.

Сириус, похоже, не мог определиться, потребность помочь Гарри боролась в нем с тем, что он считал Родительской Ответственностью. Он не был уверен в том, что именно должен делать; Сириус никогда не был в этом уверен, когда дело касалось Гарри. - Ладно, - сказал он наконец, откладывая свою книгу. - У тебя все в порядке?

Значит, ему позволено остаться. Гарри облегченно вздохнул и произнес:

- Нет. Э-э, прямо сейчас? Нет. Думаю, я сделал глупость.

- Я уверен, что все не так плохо, Гарри. Когда мне было столько же лет, сколько тебе, я наделал много глупостей. Что случилось? Если ты беспокоишься из-за пропусков занятий, я скажу Дамбльдору, что ты был со мной и не….

- Драко поцеловал меня прошлой ночью в озере, а потом я проснулся в его постели, меня охватила паника, и я убежал, но он пришел за мной, мы были на том лугу, и я его целовал, и мы, эээ… мы, эээ… я… потом он кое-что сказал, и я взбесился, ударил его так, что разбил губу в кровь, и просто оставил там. - Он сделал глубокий вдох, потому что выпалил все это так быстро, как только мог, ни сделав ни паузы, чтобы набрать воздуха.

Сириус медленно моргнул. - Драко… Малфой тебя поцеловал?

Гарри закрыл глаза и сделал еще один глубокий вдох. "Пожалуйста, пусть он услышал больше первых трех слов",- взмолился он. Гарри не знал, сможет ли набраться храбрости, чтобы это повторить.

Сириус, должно быть, понял это, потому что быстро произнес:

- Э, ну. Ладно. Ладно, все не так уж плохо. Он был… он был пьян?

- Нет.

- Ты был пьян?

- Нет. - Теперь тише.

- …ты… ответил на его поцелуй?

- Да. - Все еще тихо.

- …понятно. - Последовала пауза, Сириус задумался, Гарри знал, он тщательно обдумывает, как продолжить этот разговор. Наверное, с его стороны не очень справедливо было так упрямиться в эти последние недели, а потом вдруг прийти и выдать ему разом весь этот бред. Это напомнило о том, что сказал Драко, и он старательно сглотнул, чтобы сдержать всхлип. - Хорошо, - осторожно произнес Сириус. - Что он… что он сказал тебе? Что-то обидное?

- Он сказал… сказал, что я делаю это только потому, что злюсь и хочу добавить еще один пункт к списку того, что я сделал, хотя не должен был. Он… он сказал, что… - Гарри понизил голос. - Что я могу быть эгоистичным придурком со всеми, но только не с ним. Потом я его ударил, и у него пошла кровь, а я сказал, что… э, что не нужно мне было ждать от него понимания, что я забыл, с кем разговариваю.

Сириус поморщился, и Гарри засопел. - А потом ты ушел?

- Угу.

- Ты знаешь, вернулся он или еще нет?

- Не знаю.

Последовала долгая пауза, снова Гарри терпеливо ждал отцовского совета, хотя был не уверен, что Сириус способен его дать, а Сириус тщательно обдумывал каждое слово. Гарри с черным юмором подумал, может, Сириус предпочел бы, чтобы он пришел поговорить о смерти, а не о своей личной жизни.

Ну, о чем-то вроде личной жизни. Скорее, гормональной жизни. Гормональной? Нет, это было чем-то большим. Скорее… скорее…

Гарри нахмурился и отвел взгляд. Что бы там это ни было, Сириус, наверное, не хотел об этом слышать. - Мне нужно идти, - сказал он, быстро вставая.

- Гарри, подожди!

- Что?

Их взгляды встретились, Сириус прикусил губу. Момент показался вечностью, а потом Сириус одарил Гарри небольшой, почти лукавой ухмылкой. - Хочешь, я задам ему трепку за то, что он разбил тебе сердце?

Еще один момент длиной в вечность, у Гарри отвисла челюсть, его глаза расширились. - Прошу прощения?

Сириус, все еще продолжая ухмыляться, помотал головой, хихикнув. - Присядь, Гарри, честное слово. Ты пришел поговорить, давай поговорим.

- О чем?

- Ты пришел поговорить о Малфое. Так расскажи мне о нем.

Неловко поежившись, Гарри пробормотал:

- Что ты хочешь узнать? - он тяжело упал в свое кресло.

- Ну, для начала, позволь мне на мгновение проявить родительскую заботу. Ты проснулся в его постели?

- Ну, да. Э. Но мы этого не делали. До того, как… ладно, наверное… раз ты в роли родителя… мне не следует тебе рассказывать… - Он нахмурился.

- Верно. Ладно. Хорошо. Забудь эту родительскую фигню. У меня с этим плохо, честное слово.

Гарри расслабился, почувствовав некоторое облегчение. - Хорошо. - Потом, после паузы, он произнес:

- Он не… он не разбивал мне сердца.

- А ты ему?

Снова долгое молчание, потом, еле слышно, Гарри прошептал:

- Думаю, да. - Голос изменил ему, он засопел, отворачиваясь. - Я его ударил!

- Наверняка с ним все в порядке, - мягко сказал Сириус.

- Ты не понимаешь! Он… он… мы друзья!

- Друзья, которые проводят ночь…- Он осекся под взглядом Гарри, и быстро произнес:

- Ладно, ладно. Друзья.

- Я просто… не могу поверить, как он мог сказать, что я с ним только потому, что не должен этого делать, только из чувства противоречия.

- Ну, а почему ты с ним? Хочу сказать, без обид, Гарри, но это довольно серьезное совпадение, что только после… после того, как Дамбльдор все тебе рассказал, ты и
Малфой стали так близки…

Гарри с трудом сглотнул, затем тихо произнес:

- Может быть, это действительно просто еще одно последствие того, что я обо всем узнал. Может быть. Но тогда… но тогда почему сразу нужно принимать, как должное, что любое последствие этого обязательно будет плохим?

Сириус, похоже, удивился. - Наверное… Наверное, не обязательно.

- А быть с Драко - это не плохо. Может быть, на деле этого и не должно было произойти, но я был с ним не поэтому. Так случилось, потому что я в этом нуждался. В смысле, если бы этого не произошло, думаю, я бы… сошел с ума.

- Тогда пойди и найди его, Гарри. Расскажи ему об этом. Если сейчас он может тебе помочь, когда никто другой не это не способен, не отпускай его.

- Ты помог мне, - сказал Гарри тихо. - Ты помог, Сириус.

Сириус легонько пожал плечами, но он чуть улыбался, хотя в глазах его была печаль. - Мы все стараемся помочь.

Чувствуя неловкость, Гарри кивнул, и поднялся с кресла. - Я должен пойти отыскать Драко.

- Да. Возвращайся поскорее, ладно?

- Может быть. То есть, да. - Он кивнул и выскользнул из комнаты.

* * *

Драко был в библиотеке, он уснул на раскрытой книге. На мгновение Гарри удивился, а потом вспомнил, что прошлой ночью Драко совсем не спал. И все же, он был немного обижен на то, что пока сам он изливал все, что у него на сердце, Сириусу, Драко пришел в библиотеку позаниматься. Рюкзак Гарри, который он бросил на лугу, теперь стоял на полу возле стула Драко.

Гарри проскользнул на стул напротив и принялся изучать Драко. Он выглядел младше, когда спал, младше и уязвимее. На его губе осталась ранка, покрытая коркой запекшейся крови, и Гарри задумался над тем, почему тот не произнес никакого заклинания, чтобы вылечить ее. Потом он потрогал шрамы на своей руке, и решил, что, может быть, Драко тоже не хотел об этом забывать, как и Гарри, когда делал порезы, чтобы увидеть кровь.

А потом он заметил книгу, на которой спал Драко. "Ритуалы погребения волшебников". На странице, частично скрытый рукой Драко был рисунок ладьи, борта которой пожирало пламя.

- О, - шепнул Гарри. Так значит, он не занимался.

Он убрал волосы со лба Драко и вздохнул. - Драко? Драко, проснись, нам нужно поговорить.

Тихонько застонав, Драко уклонился от его руки, упрямо отказываясь просыпаться. Нижняя губа Гарри слегка задрожала от охватившего его чувства вины. В конце концов, это все из-за него. Драко был так измучен, его губа была поранена, распухла, вокруг нее образовался синяк.

- Ладно… ничего. Это ничего. Но ты не будешь спать здесь. - Он произнес облегчающее заклинание и осторожно поднял Драко со стула, одной рукой обхватив его под коленями, другой - за спину.

Драко уронил голову Гарри на плечо, поднял трепещущие веки и сонно взглянул на него. - Что… что ты делаешь? - спросил он сиплым спросонья голосом.

- Тсс. Спи.

Чуть улыбаясь, Драко издал звук согласия и уткнулся лицом ему в шею, снова закрывая глаза.

Никто не видел их, когда Гарри нес Драко обратно к Слизеринским подземельям. Пароль он запомнил этим утром, так что несколько мгновений спустя, уже осторожно устраивал Драко в его постели, подобрав простыни с пола и укрыв его ими. Гарри долго изучал его лицо, потом поцеловал в щеку и тихонько ушел.

* * *

Драко внезапно проснулся, широко распахнул глаза и выровнял дыхание. Долгое мгновение он не мог вспомнить, где он, что произошло, вообще хоть что-нибудь. Однако, знакомые очертания комнаты успокоили его, он сел, дотронулся до своей ноющей губы и поморщился.

Приближались сумерки, он мог сказать это по тому, как тени ложились на пол. В нем проснулись смутные воспоминания о том, как Гарри принес его и уложил в постель, и он нахмурился. - Гарри? - прошептал он, но Гарри здесь не было. - О, клянусь, если ты снова сбежал…

Он встал с кровати и вышел из комнаты, не заботясь о том, что его волосы торчали во все стороны, и что на щеке остались отпечатавшиеся линии от подушки. В гостиной было полно людей, которые вытаращились на него, когда он проходил мимо, но никто ничего не сказал. Драко было все равно, в самом деле, ему было не о чем с ними говорить.

Он нашел Гарри у озера, тот сидел на краю пристани и курил Мальборо Лайтс из той пачки, которую они купили в Хогсмиде.

Драко долго молчал, он просто наблюдал за тем, как Гарри затянулся сигаретой и поморщился, прежде чем выпустить струйку дыма и скорчить гримасу.

- Эй, - позвал он тихо, и Гарри подскочил, оглядываясь через плечо.

- Я тебя не видел, - нервно сказал он.

- Я знаю. - Драко подошел и уселся рядом с ним на пристани, Гарри чуть подвинулся, чтобы ему хватило места.

Некоторое время они молчали, потом Гарри сказал приглушенно:

- Не нужно было мне…

- Все в порядке.

Снова молчание. - Болит?

- Губа?

- Да.

- Не так сильно, как когда ты треснул меня головой об пол.

Гарри слабо улыбнулся ему. - Хочешь, я вылечу ее заклинанием?

Неловко отведя взгляд в сторону, Драко сглотнул. - Если хочешь.

Он был удивлен, когда кончики пальцев Гарри дотронулись до его подбородка и чуть наклонили голову. Гарри нежно обвел пальцем ранку и синяки, прищурился и прикусил губу. - Прости меня, - прошептал он, быстро взглянув на Драко и тут же отведя взгляд.

- Забудь, - мягко произнес Драко. - Гарри…

- Что?

- Я просто испугался. Мне не следовало этого говорить.

- Испугался? Ты же ничего не боишься, - сказал Гарри, его губы сложились в печальную улыбку.

- Я боялся этого.

- Чего?

- Э…этого. Тебя. И что ты, может быть, не… что это все только твоя реакция на происходящее. Что я влюбляюсь в тебя, а ты делаешь это только потому, что выведен из себя.

Гарри изумленно моргнул. - Влюбляешься?

- О, да ладно тебе, Гарри! - раздраженно воскликнул Драко. - И ты еще говоришь, что я иногда бываю бестолковым!

Повернувшись к нему лицом, Гарри подтянул колени к груди и обнял, уперевшись в них подбородком, он нервно облизнул губы. - Влюбляешься? - сказал он снова, теперь тише.

Драко смотрел в сторону. - Это неважно.

- Почему?

- Потому что я ненадолго забыл.

- Что забыл?

У Драко вдруг появился комок в горле, он проговорил:

- Забыл, кто я такой. Как ты и сказал. Ты забыл, кто я, а я забыл, кто ты, и забыл обо всех причинах, по которым это было просто игрой воображения.

Он почувствовал потрясение Гарри от этих слов и поморщился.

- Так это… не было настоящим?

- Ты сам так сказал, Гарри! - голос Драко изменил ему. - Ты сказал, что забыл, кто я.

- Я не… я не это имел в виду. Драко, я не это имел в виду. Я просто… так сильно разозлился. - Гарри потянулся и дотронулся до руки Драко.

- Я только… только хотел, чтобы ты сказал мне, что это не так. Что я не просто часть твоего бунта, из-за злости на всех.

- Не понимаю, как ты можешь так думать, - прошептал Гарри.

- Не понимаю, как ты можешь так просто это отрицать.

- Это неправда.

- Нет?

- Клянусь, Драко. Может, ничего бы и не случилось, если бы Дамбльдор не сказал мне о том, что заклинание теряет силу и обо всем остальном, но это не значит, что все это игра. Что дело только в том, что я злюсь. Потому что это не так. Это… кое-что другое.

- Что же тогда?

- Это… Ты прав, этого не должно было случиться. Несколько месяцев назад мне и присниться такое не могло. Но это случилось, и я знаю, почему. Не потому, что я хотел причинить людям боль, не потому, что я злился. А потому, что я хотел этого, я в этом нуждался, и потому, что я просто развалился бы на части, если бы этого не произошло. Я хочу сказать, подумай. Когда начали происходить все эти странные вещи, ты все время появлялся, чтобы убедиться, что я не пострадал, не погиб. Когда ты был мне нужен, ты всегда был рядом. И я в этом нуждался. Думаю… думаю, это какое-то волшебство.

- Волшебство? - прошептал Драко, задумчиво улыбаясь. - Какое волшебство?

- Может, карма. Мир чувствует себя виноватым за то, что поступает так со мной, и посылает тебя, чтобы сделать… сделать все немного честнее.

Драко сглотнул, дрожа, и закрыл глаза. - Гарри, - простонал он, в его голосе слышалась паника. - Ты не умрешь.

Последовала долгая пауза, потом руки Гарри обвились вокруг него. - Шшш, все в порядке, конечно я не умру, - прошептал он, касаясь губами уха Драко. - Обещаю.

Ложь, явная ложь, но Драко позволил себе поверить. - Может быть, это все случилось не чтобы спасти тебя, Гарри, может, это чтобы спасти меня.

- От чего тебя нужно спасать? - ласково спросил Гарри и закатил глаза, отстраняясь.

Драко открыл глаза и осторожно отсел подальше. - Ни от чего, - сказал он хрипло.

Гарри уже достал свою волшебную палочку, чтобы исцелить заклинанием губу Драко. После того, как сделал это, он снова коснулся ее, осторожно проверяя, помогло ли его заклинание. Потом он тихо сказал:

- У тебя волосы совсем растрепаны, Драко.

- Мне нужна сигарета, - ответил Драко, когда Гарри провел пальцами по его волосам, чтобы привести их в порядок.

Тихо рассмеявшись, Гарри передал ему одну и зажег ее, потом зажег еще одну для себя. Некоторое время они курили вместе, потом Драко отстраненно заметил:

- Это самая дурная твоя привычка, Поттер.

- Ну, это пока не совсем привычка, - ответил Гарри, скорчив гримасу и снова затянувшись. - Но я над этим работаю.

Драко ухмыльнулся ему, Гарри ухмыльнулся в ответ, и все снова встало на свои места. Синяки исчезли, они простили все, забыли, и снова были вместе, наблюдая, как солнце садится за озером в дружеском молчании.


* * *

Следующая неделя прошла, как в тумане. Между сдачей экзаменов, отработкой последних взысканий и поисков в библиотеке чего-нибудь, что могло бы помочь Гарри, едва ли находилось время для чего-то еще, кроме сна и еды. Семестр заканчивался, дни стояли долгие и жаркие, и в Гарри все нарастало нервное напряжение. Дни проходили за днями, все быстрее и быстрее, бег времени замедлялся только когда Драко был рядом, успокаивал его, удерживал от того, чтобы не сойти с ума. Было легко поверить, что ничто в мире его не тронет с таким непоколебимым защитником, каким оказался Драко.

За всю неделю у них не было времени расслабиться или поговорить, поэтому, когда накануне отправления поезда, который должен был увезти их домой, Драко, выходя из экзаменационной комнаты, подсунул на стол Гарри записку, Гарри чуть не расплакался от облегчения. Он волновался, что завтра ему придется уехать, даже не успев попрощаться, из-за того, что они были так заняты.

"Увидимся у озера", - все, что говорилось в записке, но этого было достаточно. Гарри поспешил расправиться с экзаменом и скорее пойти к озеру. Драко ждал его, сидя на краю причала.

- У нас дома много книг по Темным Искусствам, - сказал он резко, как только услышал шаги Гарри по деревянной пристани. - Я проверю, когда доберусь туда, нет ли в них чего-нибудь, что может помочь.

- Темные заклинания? - с сомнением спросил Гарри.

- Дамбльдор даже не посмотрит там, поэтому я это сделаю. Может, в них найдется что-нибудь…

- Ладно.

Драко схватил Гарри за руку и потянул его вниз, так что они теперь сидели рядом. - Я собираюсь за тобой вернуться, Гарри, - сказал он.

- Что?

- Я поеду домой, проверю эти книги, а потом вернусь и разыщу тебя.

Гарри почувствовал, как улыбка коснулась его губ. - Правда?

- Что, не думал же ты, будто я оставлю тебя там? У твоего дяди?

- Я не знал наверняка, - прошептал Гарри, но это была ложь. Все неделю ему снилось в кошмарах, как дядя находит его тело и со смехом кладет его на обозрение на пьедестал, где перечислены все его героические поступки.

Драко обвил рукой Гаррину шею и рывком притянул его ближе, крепко целуя. - Даже не думай, - шепнул он. - Я буду там. Через неделю, я буду там.

- Обещаешь?

Драко просто снова поцеловал его, в этот раз нежнее. - Не беспокойся, - сказал он.

В поведении Гарри теперь было странное, спокойное смирение. Он не мог этого объяснить и не думал, что хотел бы. С тем, что должно случиться, ничего нельзя поделать, а если и можно, то делалось уже все возможное, и не в его силах было сделать что-то еще.

Это не значило, что он не боялся. Он дрожал от ужаса, нервозности, страха.

Спокойствие, наверное, исходило от того, что он был с Драко. Это как магнит с двумя полюсами, раз Драко так отчаянно сражался со всем этим, Гарри чувствовал, что должен быть спокойным, умиротворенным, иначе они оба сойдут с ума.

Так что теперь, сидя на пристани, он мягко улыбнулся Драко и сказал:

- Как я могу беспокоиться? Все будет отлично.

- Будет. - Это прозвучало почти свирепо.

Гарри быстро провел пальцами вдоль скулы Драко. - Ты выглядишь усталым, - сказал он ласково. - Ты высыпаешься?

Драко нахмурился. - Что?

Гарри вздохнул, он обнял Драко рукой за плечи, склонился и поцеловал его в щеку. - Я просто волнуюсь, вот и все.

- Что?

- Шшш…

- Гарри.

- Что?

- Черт, что с тобой такое? Ведь это ты тот, кто… кто… и ты волнуешься за меня?

- Ты знаешь, что тебе это нравится, - подразнил его Гарри, ухмыляясь недоверчивому взгляду Драко.

- Разве ты не должен бояться? - тихо спросил Драко, хмурясь.

- Да. Я в ужасе.

- По поведению не скажешь.

Гарри положил голову на плечо Драко, некоторое время он обдумывал это. - Я не хочу бояться, - сказал он наконец. - Я хочу, чтобы это была просто… последняя ночь перед отъездом домой, такая же, как и все остальные последние ночи. Экзамены сданы, большинство учеников вернулись в гостиную, чтобы устроить вечеринку.

- Ты хочешь пойти на вечеринку?

- Я хочу остаться здесь с тобой и забыть ощущение нереальности всего этого, и того, что еще предстоит.

- Ой, Гарри, ты приводишь меня в отчаяние. Ты режешь себя, чтобы не забыть, что это реально, ты убегаешь, потому что боишься, что это реально, а теперь ты хочешь об этом забыть. Не понимаю.

- Просто… прими все, как есть? Пожалуйста, Драко? Я просто… если бы это была твоя последняя ночь на земле, ты хотел бы провести ее в страхе?

- Пожалуй, нет. Но это не твоя последняя ночь на земле.

- Последняя, которая имеет значение. Последняя, которую я проведу с тобой.

Драко решительно развернулся к нему. - Я же сказал тебе, Гарри. Я буду рядом. Через неделю.

- Ммхмм, - проворчал Гарри.

- Ты мне не веришь.

- Слушай, - вдруг сказал Гарри, поднимая голову. - Ты слушаешь? Хорошо. Помнишь, я всегда говорил, что когда ты меня целуешь, я забываю все, чего боюсь?

- …да?

Гарри поцеловал его, это был молящий поцелуй, болезненно-нежный, сладкий, но эта сладость была с привкусом горечи. - Вот, - шепнул он, целуя Драко в уголок рта. - Ты забыл обо всем?

- Нет, - тихо ответил Драко немного срывающимся голосом. - Но, наверное, мог бы…
Он снова поцеловал его, в этот раз крепче, это было почти как наказание, но все же скорее награда, подкуп. Замолчи, Драко, и я еще раз тебя поцелую… - Теперь забыл? - хриплым голосом спросил Гарри.

- Хмм, - рассеянно ответил Драко.

Гарри ухмыльнулся. - Тогда пойдем, - сказал он, поднимаясь на ноги и помогая Драко встать.

- Что? Куда мы идем?

- Купаться! Почему еще ты пригласил меня сюда, если не потому, что хотел раздеть и затащить в озеро?

- Гарри, посреди белого дня! Нас увидят!

Гарри поцеловал его, шепча ему в губы:

- Делай, как я говорю, Драко? Только сегодня. Забудь все и будь моим, только на один день.

- Навсегда, - немедленно откликнулся Драко, и немного зарделся. Гарри снова ухмыльнулся и потянул его за брюки.

Беспомощно смеясь, Драко начал раздеваться, Гарри захихикал, и все превратилось в соревнование, кто быстрее снимет с себя всю одежду. Со смехом они припустили к краю причала и прыгнули в воду одновременно, она поглотила их обоих, и испуг от этого внезапного толчка прервал дрему гигантского кальмара, и послал его, вздрагивающего и смущенного этим вторжением, через все озеро к тихой его стороне.

Драко, похоже, принял свое обещание всерьез, только иногда на мгновение в его глазах, казалась, мелькала тень, и он, протягивая руку, дотрагивался до Гарри, словно чтобы убедиться, что тот все еще здесь.

Что касается Гарри, на него напало неудержимое озорство. Он отказывался думать обо всем, кроме воды, замечательного летнего дня и Драко. Они купались вместе, смеялись вместе, брызгали водой друг на друга то и дело, и не могли удержаться от поцелуев, дразнящих касаний ртов, губ, языков, которые скорее были еще одним озорством, чем тем, что могло сделать все это таким же тревожным, как в тот день, на лугу.

Опустились сумерки, и если кто-то и был на улице, сейчас все они уже ушли в замок, и это место всецело принадлежало Гарри, Драко, и светлячкам с цикадами.

Несколько часов спустя они лежали на своей пристани, одетые в одни брюки, Гарри задумчиво глядел в небо, его голова покоилась на животе Драко.

Он задрал ее и, поджав губы, прищурился. - Драко?

- Да?

Гарри перекатился так, что теперь смотрел на Драко снизу вверх, прижавшись ухом к его груди. - Какой был лучший день в твоей жизни?

Драко начал накручивать на пальцы прядь своих волос, он, похоже, задумался. - Ты хочешь, чтобы я выбрал только один день? - спросил он.

- Только один.

- Не думаю, что могу выбрать самый лучший день за всю жизнь. Я могу рассказать тебе о некоторых моментах, которые были для меня в жизни самыми счастливыми, но у всех у них были оборотные стороны, как у монет. Как будто существует некий баланс, и за самыми счастливыми мгновениями сразу же следуют самые грустные, чтобы сохранить равновесие.

Гарри обдумывал это некоторое время, потом сказал:

- Тогда ладно. Твой самый счастливый момент.

- Когда я стал Ловцом в нашей команде.

- А оборотная сторона?

- Когда ты обыграл меня в первый раз. И во все последующие.

Гарри чуть усмехнулся, но, под взглядом Драко, постарался изобразить раскаяние. - Прости.

- Назови мне один из твоих самых счастливых моментов.

Гарри задумчиво прикусил губу. - Когда Сириус сказал, что я могу переехать, чтобы жить с ним, а не с Дурслями.

- Оборотная сторона?

- Когда Червехвост сбежал, и Сириусу снова пришлось скрываться. Назови мне еще один свой.

- Что? Я тебе уже называл…

- Назови еще один, - взмолился Гарри, делая большие глаза. - Пожалуйста, Драко?

- Идиот, - сказал Драко, вздохнув. Потом печально улыбнулся. - Милый, притом. Прекрасно. Еще один. Когда я впервые тебя поцеловал?

На лице Гарри мелькнула улыбка. - А оборотная сторона?

Драко прочистил горло и отвел взгляд. Потом он повернулся набок, так, что Гарри сполз у него с груди, теперь его голова лежала на руке Драко, и их лица оказались очень близко друг от друга. - Какая в этом может быть оборотная сторона?

Но она была, Гарри это знал. Потому что сразу после поцелуя он рассказал ему, что должен будет умереть.

Их взгляды встретились, они долго серьезно смотрели друг на друга, и Гарри с грустью улыбнулся. - Спасибо тебе, - прошептал он, потому что Драко продолжал ему подыгрывать.

Драко дотронулся до его лица и тоже улыбнулся, мягкой, странной улыбкой, такой, на которую, как решил бы Гарри пару недель назад, он не был способен. - Назови мне еще один, - скомандовал Драко, коснувшись кончика Гарриного носа.

- Сегодняшний день?

И Драко поцеловал его, и никого из них не беспокоила мысль, что за оборотная сторона может оказаться у этого дня.


* * *

Гарри еще никогда не видел, чтобы его крестный выглядел так плохо, даже когда тот только что сбежал из Азкабана. Он мерил комнату шагами и бормотал что-то себе под нос, Гарри наблюдал за ним, обеспокоенный тем, что у Сириуса может быть нервный срыв.

Странно, сам Гарри еще не опустился до такой степени.

Дамбльдор тоже был там, он выглядел серьезным, а, по расчетам Гарри, поезд должен был отойти меньше, чем через час. Он должен быть в нем, Драко ждет. Он должен быть там. Он должен уехать домой с Роном и Гермионой. Он должен.

- Ты не поедешь домой, - сказал Сириус. Гарри похолодел от страха.

- Сириус, мы решили, что будет лучше и для тебя, и для Гарри, если он вернется к своим дяде и тете, - устало ответил Дамбльдор.

- Плевать мне, как будет лучше! Я его не отпущу!

- Значит, вы ничего не нашли? Ничего, что могло бы помочь? - тихо спросил Гарри.

- Еще есть время, Гарри. - Дамбльдор твердо взглянул на Сириуса. - И он не может поехать с тобой.

- Почему? - прошептал Гарри, хотя он и так знал. Если он умрет под опекой человека, осужденного за убийство целой улицы людей и за предательство его родителей, все решат, что это Сириус убил его.

- Просто будет лучше, если он отправится домой. Мы будем знать, где его найти, когда во всем разберемся. Еще есть время. Мы все исправим. - Глаза Дамбльдора сверкнули, словно говоря, только посмейте не согласиться.

Сириус рванулся к Гарри и положил руки ему на плечи. - Ты дождешься нас? Мы вернемся за тобой, Гарри. Обещай, что останешься там, где мы сможем тебя найти.

- Обещаю, - произнес Гарри, дрожа от лихорадочного блеска в глазах Сириуса.

- Ему нужно успеть на поезд, Сириус, - ласково произнес Дамбльдор.

Гарри был сдавлен в объятьях Сириуса, трясущиеся руки водили по его волосам, по спине. - Мы это исправим, обязательно исправим.

Чувство вины внезапно пронзило его, и Гарри нервно подумал, откуда у него такое ощущение, что он должен Сириусу что-то большее. Должен ему слезы, приступы паники, мольбы. - Я.. я не хочу умирать, - сказал он, дав Сириусу возможность, которой тот, казалось, только и ждал.

- Ты не умрешь, - поклялся Сириус.

- Хорошо, - прошептал Гарри, с удивлением обнаружив настоящие слезы в своих глазах.

- Я люблю тебя.

Снова удивление. - Любишь?

- Конечно, люблю.

- О. Я… я тоже тебя люблю.

Он никогда этого раньше не говорил. Никому. Никогда. За пятнадцать лет ни разу не сказал: "Я люблю тебя". Странно, очень странно.

Дамбльдор заговорил с ним, тихо давая обещания, которые Гарри даже не слушал. Он ерзал и подпрыгивал на носках, беспокойно поглядывая на часы, а потом его проводили к поезду.


* * *

Гермиона откинула волосы за плечо, подняла взгляд, встретившись глазами с Гарри, и широко улыбнулась. - Честное слово, - протянула она, еле сдерживая смех. - Глядя, как с какой скоростью играет Рон, можно подумать, будто он решил, что этот поезд будет продолжать ехать до начала следующего семестра.

Хотел бы я, чтобы так оно и было. Он улыбнулся. - Рон всегда медлит в шахматах, - сказал он.

Она фыркнула. - В остальном он тоже медлит.

Рон, наконец, решил их заметить. - Должен вам сказать, стратегия - важная часть игры в шахматы.

- О, да что ты? - хихикнула Гермиона. Она посмотрела, как он выверенным движением передвинул своего слона, а затем быстро ответила случайным ходом пешки, который стоил ему коня. - Тогда почему, Рон, милый, я тебя обыгрываю?

- Потому что жульничаешь! - воскликнул тот.

- Жульничаю? - ответила она, усмехаясь.

- Жульничаешь. Гарри, ты видел!

- Ничего я не видел, - ответил Гарри, не в состоянии сдержать улыбку.

- Не важно, - сказал Рон угрюмо. - Тележка приближается, мы купим немного сладостей.

Они так и сделали, и остальную часть поездки объедались ими и болтали. Гарри слышал мрачный голосок у себя в голове, нашептывающий, что он, скорее всего, видит друзей в последний раз, и что они этого даже не осознают. Он не мог рассказать им, конечно, они запаникуют. Так будет лучше. Им не придется прожить этот последний месяц в страхе ожидая дня, когда Гарри должен будет умереть. Это его ноша. Ну, его и Драко… Что, конечно, ее облегчало.

Поезд подошел к станции, и они собрали свои вещи. Когда они уже собирались выйти из купе, Гарри прочистил горло. - Ребята? - сказал он натянутым голосом, его глаза блестели от слез.

Рон нахмурился. - Да ладно тебе, Гарри, ты же не собираешься плакать, правда? - поддразнил он. - Это только на лето. Когда приходится уезжать домой, ты постоянно так расстраиваешься.

- А кто не расстроился бы, имея такое семейство? - отругала Рона Гермиона, она уронила свои вещи и крепко обняла Гарри. - Не переживай, Гарри, - успокаивающе произнесла она. - Мы скоро увидимся, все будет отлично. Я буду писать тебе с совой как минимум раз в неделю, и пришлю подарки на день рождения.

Гарри моргнул. - Пришли их пораньше, ладно? - сказал он вдруг.

Она нахмурилась. - Зачем?

- Не думаю, что я буду… буду здесь в день рождения, я хотел бы увидеть их раньше…

- А где ты будешь? Не говори мне, что эти твои магглы возьмут тебя на каникулы! - воскликнул Рон. - Это же великолепно, Гарри!

- Хмм, да… - Гарри было неловко и ужасно тяжело, и он только беспомощно смотрел на них обоих. Он знал, что хочет сказать, что-нибудь вроде: "Я не хочу вас оставлять, не заставляйте меня выходить их этого поезда и уходить от вас, потому что теперь все по-другому, все на свете изменилось, и вы, ребята, об этом даже не знаете, потому что я скрыл это от вас, я боялся, а теперь я не могу сказать вам, потому что не хочу, чтобы боялись вы… Не отпускайте меня".

Но вместо этого, он только выдавил слабую улыбку и прошептал:

- Мне так сильно будет вас не хватать.

- Скоро мы снова будем вместе, - пообещала Гермиона.

- Да. Мама полна решимости устроить твой приезд, чтобы последние дни каникул ты провел у нас. - Рон уже выходил из купе, и говорил это через плечо.

- У тебя все в порядке? - прошептала Гермиона Гарри, с беспокойством изучая его лицо.

- Да, - соврал он. - Все прекрасно. Просто… пойдем, ладно? - Ему внезапно стало до боли нужно увидеть Драко. На платформе царило столпотворение, и он ужасно боялся, что не сможет его найти.

Гарри обнял обоих, Гермиону и Рона, которого это слегка позабавило, и пообещал писать им почаще. Гермиона поспешила к родителям, и мама Рона подошла обнять его, поцеловать в лоб и заставить пообещать, что он приедет к ним в конце лета. Он пробормотал что-то неразборчивое и отстранился, просматривая беспорядочную толпу на платформе.

Он попрощался, беспокойство пропустить Драко облегчило эту задачу, и начал прокладывать путь сквозь толпу. Он был ниже ростом, чем большинство его ровесников, и тех, кто был старше его, так что было трудно пытаться что-то разглядеть. Его глаза наполнялись слезами от паники, он уже почти сдался, когда кто-то сзади схватил его за руку.

- У тебя ведь есть сова, да? - Это был Драко.

От облегчения у Гарри чуть не подогнулись колени. - Да, - прошептал он дрожащим голосом, кто-то толкнул его в спину и он споткнулся, оказавшись рядом с Драко.

- Пиши мне с ней. Каждый день. - Драко выглядел почти свирепым, он, сузив глаза, враждебно смотрел на кого-то, кто осмелился столкнуться с Гарри.

Голос Гарри срывался, он кивнул. - Хорошо.

- Я проверю библиотеки дома, я что-нибудь найду.

- Да. - Он хотел большего. Хотел свернуться в клубок на груди у Драко, закрыть глаза, и хотел, чтобы все это ушло далеко-далеко. Вместо этого он краем глаза заметил, как его дядя проталкивается сквозь толпу. - О боже, - простонал он, вырывая свою руку из руки Драко. - Я не могу этого сделать. - Он повернулся, словно чтобы убежать, убраться отсюда. Что угодно, чтобы отложить это еще на чуть-чуть.

Драко схватил его за плечо и прошептал:

- Я приду за тобой, Гарри. Как только смогу, самое большее - через неделю, клянусь.

Гарри медленно повернулся обратно, его глаза были расширены, наполнены страхом, он кивнул. - Ладно. Хорошо.

Драко долго, с беспокойством изучал его лицо, потом пробормотал: "О, да пошло оно все". Он резко притянул Гарри к себе, не обращая внимания ни на одноклассников и их родителей, ни на Гарриного дядю, ни на что другое, сосредоточившись только на том, что Гарри дрожал от страха, и ему нужно было его утешить.

Он поцеловал его, быстрое касание губ, потом еще одно, это было больше попыткой успокоить, чем еще чем-то, и Гарри, сдавленно всхлипнув, наклонил голову ближе и закрыл глаза. Не в состоянии сопротивляться, Драко поцеловал его сильнее, двумя руками обхватив его лицо, запутавшись пальцами в волосах, настойчиво прижимая свой рот ко рту Гарри. Тяжело дыша, Гарри приоткрыл губы для поцелуя и прижался ближе, его руки опустились, чтобы обнять Драко за талию. Он тихонько застонал, когда язык Драко проскользнул в его рот, и все вокруг них перестало существовать, они забыли обо всем, с головой отдаваясь поцелую, скрывающемуся за ним отчаянию и страху.

- Очевидно, Драко, за этот год ты не только стал нарушать правила, но и еще кое в чем изменился, - протянул Люциус Малфой совсем рядом, и Гарри среагировал на его голос, отшатнувшись от Драко, широко раскрыв глаза.

Драко проигнорировал отца. - Я приду за тобой, - шепнул он снова, целуя Гарри в шею. Гарри встретился взглядом с Люциусом, и тихо застонал, слабо отталкивая Драко. Драко было все равно.

Не успел Люциус сказать еще хоть слово, как Гарри грубо схватили сзади, оторвали от Драко, и он оказался в руках дяди Вернона. - Что это еще значит? - задохнулся тот, его лицо уже покраснело от злости. Он грубо держал Гарри за воротник, встряхивая при этом, так что Гарри едва удавалось удерживаться на ногах.

Драко выглядел так, словно хотел задушить его дядю, но рука Люциуса тяжело опустилась ему на плечо, и Драко оставалось только стоять, ощетинившись и тихо рыча, не отрывая яростного взгляда от Гарри.

Гарри подумал отстранено, скажет ли Люциус что-нибудь. Может быть, поглумиться над его родственником-магглом, или произнесет какое-нибудь проклятье, или убьет Гарри за то, что он осмелился коснуться его сына. Люциус обвел Вернона своим холодным взглядом, искривив губы в презрительной усмешке, но, судя по всему, Вернон был настолько ниже его внимания, что не заслуживал ни слова. - Идем, Драко, с этим мы поступим так же, как и с остальными твоими проступками, - сказал он спокойно, отворачиваясь.

Драко бросил взгляд на отца, и затем шагнул к Гарри, холодно глядя на Вернона. Вернон испуганно отпрянул, возможно, он боялся, что его сейчас заколдуют, и уголки рта Драко приподнялись так же, как только что у его отца. В презрительной усмешке.

Потом он ласково коснулся подбородка Гарри и тихо сказал:

- Я приду. Обещаю. - Он нежно поцеловал Гарри и повернулся, чтобы последовать за отцом.

Нижняя губа Гарри дрожала, он хлюпнул носом, поворачиваясь к дяде. - Если вы собираетесь на меня накричать, - сказал он, с трудом сглотнув, - не могли бы вы это сделать в машине? Здесь и так слишком громко.

Вернон выглядел так, словно получил тяжелую психическую травму. Может быть, подумал про себя Гарри, он понял, как близко он был к тому, чтобы оказаться убитым. Вместо того, чтобы орать, он только отрывисто кивнул, и повернулся, чтобы повести его за собой.

Всю дорогу до дома он не говорил ни слова, и Гарри был этому рад. Он знал, что не избежит наказания за то, что продемонстрировал, что отличается от них не только волшебными способностями. Его дядя не раз приходил в бешенство от таких вещей, в которых Гарри только что позволил ему себя поймать. Но ему не хватало сил беспокоиться об этом.

Губы тети Петуньи кисло сжались, когда он зашел в дом, но она не произнесла ни слова. Пока дядя Вернон, который заставил себя забыть обо всех тревожных вещах, которые видел на платформе (а именно, двух парах глаз, принадлежащих кому-то, кто, он знал это наверняка, были вампирами или еще какой-то нечистью), не сказал:

- Похоже, мальчишка был занят в школе, Петунья.

- О? - ответила она, оглядев его так, словно искала какую-то грязь, как будто, на что бы ни намекал дядя Вернон, это должно было оставить на Гарри следы.

И оставило, решил Гарри. Только не такие, которые она когда-либо сможет заметить.

- Нашел себе парня.

- Кого?

Дядя Вернон ухмылялся. Дадли слышал это из соседней комнаты и теперь смеялся, смеялся так, словно услышал шутку года. - Можно мне пойти в свою комнату? - глухо спросил Гарри, глядя в пол.

Он не стал ждать ответа, просто повернулся и начал подниматься по лестнице. Тетя Петунья все еще визгливо задавала вопросы, дядя ехидно рассказывал ей обо всем, что видел, а Дадли продолжал хохотать, но Гарри было все равно.

У него не было сил об этом волноваться.

Первую неделю время еле ползло для Гарри, который оставался в своей комнате и забывал о еде почти все время. Ему довольно хорошо удавалось игнорировать голоса вокруг, потому что он слышал только, как его тетя клялась, что не потерпит в своем доме "одного из них" (он не спрашивал, из кого, потому что для тети Петуньи это едва ли имело значение), как его дядя с радостью повторял непристойную, грязную версию того, что увидел на платформе (забывая упомянуть об ужасе, который вызвал у него Люциус Малфой), и как Дадли наслаждался, рассказывая всем, кто был согласен слушать, про своего кузена-педика.

И правда, лучше быть глухим, чем тратить время, выслушивая все это.

Так что он оставался у себя в комнате и писал письма Гермионе, Рону, Сириусу и Драко, уверяя их, что у него все в полном порядке. Хэдвиг не могла справиться со всеми этими письмами, и он отправлял с ней только те, что были для Драко, а остальные складывал в стол, ожидая ее возвращения. Письма Сириусу он послал с совой, которая принесла письмо от него, а к Гермионе и Рону отправил Свина, который прилетел в середине недели с письмом от Рона.

А в оставшееся время он сидел, глядя в окно, и ожидая, когда эта неделя закончится, и Драко вернется к нему.

Неделя прошла, но от Драко не было даже письма, и дни после нее стали тянуться еще медленнее.

Странно, решил он. Раньше, когда он был с Драко, то хотел, чтобы время остановилось, и это могло продолжаться вечно. Тогда оно не подчинилось, и сейчас, когда больше всего на свете он хотел снова увидеть Драко, оно не ускорило свой бег. Он не помнил, чтобы когда-нибудь дни тянулись так медленно, но все же они проходили, пока он не перестал смотреть в окно, пока не упал на кровать и не разрыдался, потому что Драко забыл. Драко больше не придет. Он даже не ответил ни на одно из Гарриных писем.

Драко не придет.

| предыдущая глава | следующая глава |

| вернуться на страницу переводов |