Название: Beautiful World / Прекрасный Мир
Автор: Cinnamon
Перевод: Elara
Бета: Рене
Оригинал: http://www.schnoogle.com/authorLinks/Cinnamon/Beautiful_World/
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: R
Жанр: angst/romance
Краткое содержание: Драко испытывает страх перед жизнью, а Гарри - перед смертью, но иногда выбора не существует. Драко должен понять, что значит жить по-настоящему, показав Гарри, как прекрасен мир, если ты не боишься его увидеть.
Стандартная оговорка: все принадлежит JKR и ее издателям, никакой прибыли не извлекается, намерения нарушить копирайт отсутствуют.
Архивы: предупреждайте.
Разрешение на перевод: получено.

 

ПРЕКРАСНЫЙ МИР

глава шестая

 

Вечером Драко упал на кровать, приняв душ, его тело ныло после дня, проведенного с лопатой в руках, но он чувствовал странное удовлетворение. Они закончили вскапывать сад к обеду, и Спраут пришла проверить их работу как раз к этому времени. Она просияла:

- Чудесно, просто чудесно.

- Вы посадите здесь лекарственные травы? - спросил Гарри, он лежал, растянувшись, на земле.

Она усмехнулась и вытащила свою палочку, произнеся несколько заклинаний, чтобы заполнить ямы почвой.

- Нет, я собираюсь устроить здесь зимний сад с полевыми цветами.

- Полевые цветы не цветут зимой, - сообщил ей Гарри.

- Именно поэтому я собираюсь "устроить" здесь сад, а не "посадить" цветы. Я окружу его защитными заклинаниями, чтобы земля не замерзала и цветы распускались и в холода. Первогодки будут помогать мне с этим проектом, - сказала она. - Сад расцветет уже этой зимой.

Гарри внезапно погрустнел, стал задумчивым. - Я бы так хотел это увидеть, - сказал он тихо, и она улыбнулась ему, приглашая вернуться сюда зимой.

- Все же, - сказала она им радостно, - вы с мистером Малфоем вложили в этот сад свои время и силы, он практически принадлежит вам обоим.

- Я не люблю полевые цветы, - тактично произнес Драко.

- А я люблю, - прошептал Гарри, улыбнувшись и, задумался, недовольно поглядывая на грунт в саду.

Теперь, лежа в кровати на спине, все еще влажный после душа, Драко немного сонно улыбнулся. Он был так измотан, что думал, ему ничего не приснится сегодня ночью.

Но ему приснилось.

Конечно, Драко и раньше снились эротические сны. Хотя они никогда не производили на него особенного впечатления, никогда по утрам он не просыпался в ином состоянии, чем когда ложился спать. Другие мальчики иногда так говорили об этом в раздевалках, что он думал, еще до того как испытал их на себе, что сон такого сорта чуть ли не ритуал посвящения во взрослую жизнь, и после него он проснется другим человеком. Он никогда не просыпался в поту, или тяжело дыша, или возбужденным таким образом, о котором всегда хихикали мальчишки его возраста. Однако этот сон был другим.

Он был про Гарри.

Самым странным было то, что хотя сон даже не был эротическим, в смысле, явно сексуального характера, Драко все равно пытался отдышаться, проснувшись, а тело охватило мучительное возбуждение.

Во сне, дело происходило ночью, он шел по полю, которого раньше никогда не видел. Небо было ясным, было тихо, безветренно. Потом он пришел к большой прямоугольной яме - это был сад, который они вскопали. Гарри лежал в ней на спине, его руки были вытянуты за головой, глаза открыты, он смотрел на него. Вдоль его щеки тянулась полоска грязи.

- Там внизу черви, - сказал Драко.

- Я не боюсь червей.

- А чего ты боишься?

Гарри улыбнулся, его глаза смотрели высоко в небо, не фокусируясь на лице Драко, и это его нервировало.

- Хочешь, решим это в схватке?

- Что решим?

- Чего я боюсь. Как насчет того, чтобы сразиться, и тот, кто победит, выберет, чего мне бояться.

- А если ты выиграешь? Что выберешь ты?

- Это. Моим выбором будет бояться вот этого.

Во сне Драко знал, что Гарри говорил не о ямах, которые своим видом странно напоминают могилы и не о тихих летних ночах. Он говорил о Драко и Гарри, об их странной дружбе, которая вовсе не была дружбой, и все это казалось совершенно логичным.

И потом сон изменился, ночное небо посветлело, словно занималась заря. Чуть позже Драко осознал, что это было уже совсем не небо, а потолок, на котором плясали отблески факелов, только кажущиеся солнечным светом. Они находились в одном из коридоров Хогвартса, и Драко не спрашивал даже, как они оказались там так быстро. Сны на то и сны, чтобы ничему в них не удивляться.

Теперь, одетые в школьные мантии, хотя у Гарри все еще была грязь на щеке, они предстали друг перед другом, держа в руках волшебные палочки.

Гарри чуть дернул головой, на его губах была странная улыбка. - Ты не коснешься меня, - подколол он.

- Я и не хочу, - ответил Драко, потому что это от него и ожидалось бы. Он поднял палочку, но Гарри был быстрее, и проклятие метнулось в него из ниоткуда. Драко знал, сам не понимая откуда, что это была Авада Кедавра, и он уклонился от нее.

Драко ответил щекотательным проклятием, которое промахнулось и отрикошетило от каменной стены, оставив черную выжженную отметину. Запрокинув голову и беззаботно смеясь, Гарри послал в него очередное проклятье, потом еще одно, с легкостью пританцовывая вне зоны досягаемости Драко, когда тот пытался отвечать на них.

Рыча из-за неэффективности магии, Драко начал вместо этого подкрадываться к нему, уклоняясь от заклинаний, которые метал в него Гарри, и, наконец, загнал в угол в коридоре.

Волшебные палочки изогнулись в их руках, словно змеи, и внезапно они уже держали мечи, у Гарриного на лезвии был вытравлен гриффиндорский герб, но меч Драко был удивительно чистым.

Повертев его над головой, Драко резко опустил меч в ударе, который мог бы оказаться смертельным, если бы Гарри не отразил его, Драко испустил шипящий свист, меч эхом повторил его, рассекая воздух. Последовал резкий звон стали о сталь, а затем кряхтение, когда Гарри отразил удар, удерживая меч в дюймах от своего лица. Больше не смеясь, он прищурил глаза, стиснув зубы от усилий, которые требовались, чтобы удержать Драко от того, чтобы тот разрубил его голову.

- Я не собираюсь влюбляться в тебя, - выдавил Гарри.

Настала очередь Драко беспечно ухмыльнуться и прошептать в ответ:

- Это звучит, как угроза, Поттер…

А потом мечи пропали, пол под ними исчез, они падали вниз, и падение, казалось, длилось целую вечность.

Когда они приземлились, Гарри лежал на спине, а Драко на нем сверху, прижимая его к земле. Уголок рта Гарри приподнялся, изящно изогнувшись в небольшой игривой улыбке, и он прошептал:

- В этот раз все было иначе.

И Драко проснулся.

Он лежал на спине, прерывисто дыша, тело было покрыто потом. Драко закрыл глаза и чуть слышно застонал, когда детали сна еще раз прокрутились в его голове, дрожь инстинктивного ужаса охватила его.

Это было ненормально, неправильно. Он только что видел сон про Гарри Поттера и это вызвало у него… вызвало у него такую реакцию, какую не вызывал раньше ни один сон.

- О боже, - прошептал он, закрывая лицо руками и чувствуя себя так, словно его сейчас стошнит от страха. - Это неправда, мне это не… мне это не снилось.

Но это было ложью, и его тело было очевидным доказательством обратного. Теперь, он понимал, что имели в виду другие мальчишки, когда говорили, что просыпались возбужденными, только он едва ли находил это забавным. Он стыдился этого.

Конечно, они никогда не оказывались в таком состоянии после снов о Гарри Поттере.

- О, боже мой, - простонал он, уткнувшись лицом в подушку.

Драко опоздал в библиотеку, потому что не думал, что сможет вынести хотя бы мысль о том, чтобы войти и увидеть Гарри, ведь конечно же тот только взглянет на него и сразу все поймет. Было воскресенье, они договорились встретиться и прозаниматься весь день, готовясь к экзаменам. Как минимум трижды приблизившись к дверям и трусливо свернув с пути в последний момент, он поспешил прочь от библиотеки, не собираясь больше туда возвращаться, когда вдруг столкнулся с Гарри, который, видимо, тоже опоздал.

- О. Драко.

- Что?

- Я просто удивился, я думал, ты уже в библиотеке.

Драко смущенно взглянул на Гарри и быстро отвел глаза, потом бросил на него еще один неуверенный взгляд и прочистил горло.

- Хмм, - сказал он.

Он бы прокомментировал тот странный факт, что Гарри назвал его по имени, но был слишком занят, ведя отважную, обреченную на провал, борьбу со своим рассудком, пытаясь выкинуть из головы образы из сна. Он не должен был быть возбужден из-за того, что ему приснилась дуэль с Гарри Поттером!

- Ты в порядке? Выглядишь ужасно, мне кажется, у тебя может быть жар, - с беспокойством сказал Гарри.

- В полном, - прохрипел Драко, повернувшись и рванув в библиотеку.

К тому времени, как Гарри вошел туда вслед за ним, он уже бросил свои учебники на стол и открыл один из них, держа его прямо перед собой и делая вид, что читает.

Он слышал, как Гарри сел напротив него и тоже опустил на стол учебники, за этим последовала тишина. Чуть сползая вниз, так, что он теперь был полностью скрыт за книгой, Драко встревожился, заметив, что весь дрожит.

Видимо, то, что овладело им прошлой ночью и вызвало этот сон и утренний дискомфорт было все еще… здесь. Потому что он находился так близко к Гарри, что мог слышать его дыхание, и сосредоточиться на чем-то еще становилось довольно трудно.

Когда Гарри коснулся его руки, он уронил книгу со сдавленным воплем и бросил на него обиженный взгляд.

- Что?

- Ты на что-то злишься? - спросил Гарри, кусая губы. Драко уставился на то, как белые зубы тревожат розовую кожу, покраснел и резко отвел взгляд.

- Нет.

- Тогда в чем дело?

Гарри, похоже, был в странном настроении этим утром: печально-задумчивом, грустном. Драко изучил его лицо, потом уставился в стол, пробормотав правдиво:

- Прошлой ночью мне приснился странный сон, это просто из-за него я такой нервный.

- Кошмар?

- Нет… - Драко скорчил гримасу.

- О чем он был? - его глаза стали гораздо яснее, Драко любил, когда они сияли именно таким оттенком зеленого. Он вздохнул.

- Ну… там была яма, и ты лежал в ней…

- Я был мертв? - Гарри выглядел таким откровенно огорченным, что Драко поспешил успокоить его.

- Нет, ты просто… просто, это было странно. Мы сражались. На мечах. А потом упали с неба. Вот и все.

Скептически приподняв брови, Гарри сказал:

- И все? Тогда почему ты так нервничаешь из-за этого?

- Я… не нервничаю. Давай, просто забудем об этом, ладно? Мне нужно заниматься.

Гарри выглядел немного обиженным, но послушно не стал развивать эту тему, уронив подбородок на руку, и, позволив взгляду беспокойно блуждать. Почувствовав облегчение, Драко снова поднял книгу, в этот раз, стараясь действительно заниматься, а не просто делать вид. Тем не менее, это было сложно; он никогда не чувствовал присутствие рядом другого человека так, как чувствовал сейчас присутствие Гарри Поттера. Каждый раз, когда тот вздыхал, ерзал на стуле, проводил рукой по волосам, глаза Драко поднимались от страницы, и он быстро окидывал его взглядом.

- Ты мог бы позаниматься, - наконец, рявкнул Драко.

- О нет, я не собираюсь этого делать. Я завалю свои С.О.В.ы., все до одной.

- Специально?

- Нет. Серьезно, не вижу смысла их сдавать.

Драко только округлил глаза и вернулся к своей книге. Некоторое время спустя Гарри поднялся и вышел из-за стола, исчезая за полками. Громко вздохнув, Драко отложил книгу. Если одно то, что Гарри сидел за столом, его порядком отвлекало, то, что Гарри не было за столом, делало все еще хуже.

Он подождал, пока Гарри не возвратился, неся большую книгу, перед тем, как вернуться к своей собственной.

Умудрившись прочитать целую страницу до того, как любопытство одержало верх, Драко снова отложил ее и сказал:

- Это ведь не очередная книга о смерти, да, Поттер?

Гарри поднял взгляд, затем закрыл книгу, читая заголовок.

- "Древние ритуалы погребения в различных мировых культурах".

- А, понятно. Никогда бы не подумал, что у Мальчика, Который Выжил такие психические отклонения.

Гарри пожал плечами, на его щеках появились два ярко-красных пятна.

- У меня нет отклонений. Я просто хочу знать.

- Какое это имеет значение? Когда с тобой это случится, ты будешь уже мертв и тебе будет все равно.

Теперь, он выглядел почти сердитым, и Драко был заинтригован.

- Заткнись, Малфой, - огрызнулся он. - Ты сам не знаешь, о чем болтаешь тут.

Драко пожал плечами, и Гарри вернулся к своему чтению; а Драко - нет. Он раздумывал, знает ли Гарри, что когда он сосредотачивается, то чуть высовывает кончик языка, или что постукивает двумя пальцами по верхнему левому углу книги. Или как он трижды встряхивает головой, чтобы убрать упавшую на глаза челку, до того, как она начнет раздражать его настолько, чтобы он поднял правую руку и пригладил ее обратно. Или даже как, время от времени, его веки трепещут, когда он глядит в пространство, обдумывая то, что только что прочел.

Конечно, любой, кто обращает внимание на такие вещи, особенно, если мальчик замечает их в другом мальчике, должен быть психом, решил Драко, с неохотой заставляя себя отвести взгляд. Но возвращаться к сухому, скучному учебнику едва ли казалось достойной заменой такому наблюдению за Гарри, и он тихонько вздохнул.

- Я слышал о похоронах, когда твое тело кладут в плоскодонную лодку, - внезапно сказал Гарри, поднимая взгляд, чтобы увидеть, обращал ли Драко на него внимание. Конечно же, он обращал. - А потом они толкают ее в реку, или в озеро, или в океан и пускают в лодку горящие стрелы, пока она не загорится.

Драко медленно моргнул, потихоньку переваривая слова. Он глазел на губы Гарри. О боже, что с ним такое творится?

- Ты знаешь, что это за культура? - спросил Гарри после долгой паузы. Он неловко ерзал на стуле.

- Зачем тебе?

- Потому что, когда я умру, я хочу именно этого. Но я не знаю, в какой культуре были приняты такие похороны.

Слегка ухмыляясь, Драко сказал:

- Держу пари, они не позволят поступить так с телом героя вроде тебя. Они, наверное, захотят выставить его на обозрение ненадолго, а потом устроят погребение или еще что, и на этом месте воздвигнут гигантский монумент, где будут перечислены все твои великие деяния.

Гарри выглядел так, словно его сейчас стошнит, и Драко почувствовал слабое шевеление раскаяния. Однако, еще до того, как он успел что-то сказать, Гарри прошептал:

- Ты так думаешь?

Драко стало стыдно, из-за того, что он заставил Гарри побледнеть так, что его кожа приобрела пепельный оттенок, и он сказал коротко:

- Как, черт возьми, я могу знать, что они с тобой сделают?

Гарри все еще выглядел больным, бледным и очень маленьким, он сказал дрожащим голосом:

- Но что, если я не совершу столько деяний, чтобы их хватило на целый монумент?

Драко фыркнул.

- Великий Гарри Поттер не спасет мир, по меньшей мере, раз двадцать до того, как умрет?
Черт, Поттер, даже я буду в тебе разочарован.

Это должно было быть безобидной шуткой, но глаза Гарри наполнились чем-то подозрительно похожим на слезы, и Драко почувствовал себя так, словно убил любимого зверька маленького мальчика.

- Гарри, - сдавленно произнес он, - я пошутил.

- Все нормально, не важно.

Драко вздохнул от досады и протянул руку, слегка касаясь ей Гарриной, в предложении мира.

- Прости, - пробормотал он.

Слабо улыбнувшись, Гарри перевернул руку, так что теперь их ладони соприкасались.

- Забудь, - сказал он беспечно.

Но его глаза все еще были подернуты тенью, и Драко не мог выбросить их из головы.


* * *

- Я видела тебя в библиотеке сегодня, - сказала Гермиона, когда Гарри вошел в гостиную позже тем вечером.

Он остановился, удивленный.

- Да? Я тебя там не видел.

Странно поджав губы, Гермиона медленно произнесла:

- Нет, я и не думала, что ты увидишь, Гарри. - Она казалась невероятно озадаченной чем-то, и старалась говорить осторожно, деликатно.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты был там с Малфоем.

- Я же говорил тебе, Дамбльдор сказал, что нам придется заниматься вместе.

- Но, Гарри… - она прочистила горло и огляделась вокруг, чтобы убедиться, что
поблизости нет никого, кто мог бы их подслушать. - Гарри, ты держал его за руку.

Чуть не задохнувшись от удивления, Гарри воскликнул:

- О чем ты говоришь, Гермиона? Это неправда.

- Я тебя видела, - настаивала она.

Он озадаченно нахмурился, а потом до него вдруг дошло, и он рассмеялся. Глаза Гермионы расширились, и она открыла рот, чтобы сделать какое-то замечание, но Гарри быстро произнес:

- Он не держал меня за руку! Он расстроил меня и просто… извинился за это.

- Драко Малфой никогда не извиняется, - сказала она упрямо.

- Ммм, нет, не извиняется, - сладким голосом ответил Гарри. - А еще он не держится за руки с мальчишками в библиотеке.

Она неохотно улыбнулась, услышав это, и пожала плечами.

- Тут ты прав. Но все же, это было странно, то, как он смотрел на тебя.

- О чем это ты? - спросил Гарри, нахмурившись.

- Ни о чем. Просто… ладно. Неважно, наверное, я все еще нервничаю из-за того, что ты проводишь с ним так много времени. Это кажется неестественным. Но в последнее время я была так занята, может, поэтому тебе и пришлось столько времени проводить с ним. И Рон, и я, мы оба были заняты, с этими С.О.В.ами и дурацким оружейным клубом.

Гарри отвел взгляд, внезапно осознавая, как ужасно Гермиона будет чувствовать себя после… после его дня рождения. Действительно, ведь если Дамбльдор не вытащит из рукава какой-нибудь козырь, он, скорее всего, никогда больше не увидит Рона и Гермиону после этих последних полутора недель семестра. Его чуть не затошнило от этой мысли. Конечно, он не мог рассказать им. Им не нужно отвлекаться… не нужно, чтобы Гарри и его статус Мальчика, Который Выжил снова выдернули их из нормальной жизни.

- Ты не виновата, - сказал он тихо твердым голосом, садясь рядом с ней. - Ты ни в чем не виновата. Помни об этом, ладно? Что бы ни произошло.

Она нервно рассмеялась.

- Почему у меня такое чувство, словно ты прощаешься навсегда или что-то в этом духе? - она сузила глаза и впилась в него взглядом, кусая губы. - Боже, Гарри, когда это случилось? - прошептала она.

- Когда случилось "что"?

- Твои глаза. Они намного темнее, чем были раньше.

Гарри живо отстранился, и мрачно рассмеялся, вспоминая, как в дни, до того, как узнал, что умрет, он был в ярости, потому что никто не замечал перемену в его глазах. Теперь он хотел бы, чтобы она смотрела куда угодно, только не в его глаза, потому что боялся, что тьма в них окажется большим, чем она сможет вынести, что она каким-то образом испортит ее.

- Это просто освещение, - беспечно сказал он.

Потом вошел Рон, его одежда была перепачкана в траве, он сиял и торопился рассказать им обоим о последней встрече оружейного клуба. Они изучали ружья.

Он будет скучать по ним, с болью понял Гарри, пока слушал предположения Гермионы что, возможно, подготовка к С.О.В.ам была бы более полезной тратой времени. И он будет скучать по ним еще сильнее, после того, как…

Выносить это вдруг оказалось слишком мучительно, и он поймал себя на том, что отчаянно желает, чтобы Драко был рядом, потому что у него снова было такое чувство, что все вокруг рушится и что это все не по-настоящему, и только присутствие Драко отвлекало его и снова делало вещи прочными. Но он не мог пойти искать Драко сейчас, потому что ничто не могло заставить его в тот момент уйти от Гермионы и Рона, таких знакомых, и надежных, и идеальных в своих препирательствах и спорах, и в своей дружбе.

Что означало, естественно, что и руку порезать он не может тоже, так что, полагал он, все нормально.

Вскоре после этого они вместе отправились на обед, Гарри изо всех сил старался поддерживать разговор, впервые за многие недели наслаждаясь просто тем, что был рядом с Роном и Гермионой, не перечисляя мысленно снова и снова их недостатки, а вспоминая о том, почему они стали друзьями в первую очередь, и о том, как он не хотел, чтобы этому настал конец. Он не обращал внимания на взгляды, которые Гермиона посылала Рону поверх его головы, это было легче, потому что он был намного ниже их. Очевидно, что они беспокоились за него, и ему не хотелось знать, что они считают, будто ему лучше. Потому что лучше ему не было, и, скорее всего, никогда уже не будет. Если только Дамбльдор не обнаружит какое-нибудь чудесное заклинание, чтобы сделать его бессмертным.

Он горько рассмеялся при мысли об этом, и Гермиона с беспокойством прикусила губу.

- Что с тобой?

- О. Ничего, - он улыбнулся, и она, похоже, испытала облегчение.

Гарри сел за стол между ними, поглядывая на ребят с его факультета впервые за последние недели. Чувство вины из-за того, от чего он так охотно собирался отказаться до того, как узнал, что у него это заберут, спиралью поднималось у него в животе. Его приятели, его школа, его учителя, его жизнь.

Он чувствовал себя дураком из-за того, что когда-то хотел это все оставить.

И как только он подумал об этом, в Большой зал вошел Драко, его взгляд сразу же упал на Гарри, и еще до того, как Гарри осознал это, теплая улыбка приподняла уголки его рта. Драко ухмыльнулся в ответ, и все это закончилось так быстро, что Гарри даже не успел удивиться.

Он взглянул на Гермиону, которая горячо обсуждала с Невиллом то, что они изучали в тот день на гербологии, и Гарри был рад, что она не заметила их с Драко переглядывания. Он все еще не мог переварить тот факт, что она решила, будто в библиотеке они держались за руки.

Обед подходил к концу, когда Гарри случайно поднял взгляд и увидел, что Драко пристально смотрит на него. Он чуть не подавился куском соленья, и после, нервно огляделся. Никто не обращал на них внимания, и он нахмурился, произнеся одними губами:

- Что?

Драко ухмыльнулся и кивнул головой в сторону двери, перед тем, как повернуться и сказать что-то Гойлу, сидевшему рядом. Потом, многозначительно глядя на Гарри, он поднялся и, как ни в чем не бывало, вышел за дверь.

- Я, хмм, я уже закончил, - внезапно сказал Гарри. - И я только что вспомнил, мне еще нужно кое-что сделать для занятий. Я найду вас позже, ребята. - Он поспешил выйти из зала.

Драко нетерпеливо ждал его прямо за дверью и, когда Гарри появился, сказал:

- Ладно, пошли давай, - перед тем, как развернуться и целеустремленно зашагать к выходу.

- Э-э, что? - спросил Гарри удивленно, хотя зашагал рядом с Драко. - Куда мы идем?

- На улицу, - сказал Драко, ухмыляясь через плечо.

- Зачем?

- Ну, я решил, что нужно использовать мое оставшееся время, чтобы чаще выходить на свежий воздух. Испытать больше приключений. Увидеть мир. Всякое такое, - его голос звучал бодро, и Гарри прищурил глаза.

- Твое оставшееся время?

- Да. Видишь ли, я умру этим летом.

Он споткнулся и чуть не упал, сдавленно всхлипнув, и затем сказал резко:

- Что?

Драко обернулся, хмурясь.

- С тобой все в порядке?

- В каком смысле, ты умрешь этим летом?

- Мой отец. Я наконец собрался с духом, чтобы прочитать то письмо, которое он прислал, когда узнал о взысканиях, он действительно очень рассержен. Конечно, по письму этого не скажешь, но угроза в словах есть. Он меня убьет.

Гарри хотелось сесть и расплакаться.

- О, - сказал он еле слышно.

- Ты в порядке? - снова спросил Драко, хмурясь.

- В полном.

- Ты выглядишь больным.

- Я в полном порядке! - рявкнул Гарри, проталкиваясь мимо него, и выходя на улицу. Через минуту Драко последовал за ним.

- Не нужно так расстраиваться, я пошутил, - сказал он.

- Я не расстроился.

Драко ухмыльнулся.

- Что, ты переживал из-за меня? Что я действительно умираю?

- Нет. Поверь мне, нет, - все кружилось вокруг него, Гарри чувствовал приближение приступа паники. Он не хотел продолжать этот разговор.

- Эй. Ладно, прости меня, успокойся, - встревожено сказал Драко. - Что с тобой?

- Мне… плохо, - наконец сказал Гарри, крепко зажмуривая глаза. - Голова кружиться.

- О. Хмм. Идем сюда, думаю, здесь есть скамейка, - он взял Гарри под руку (Гермиона решила бы, что они снова держатся за руки, истерично подумал Гарри) и отвел его на небольшое расстояние. Гарри даже не думал о том доверии, которое потребовалось от него, чтобы позволить Драко вести себя в слепую, потому что не хотел открыть глаза и увидеть, что мир продолжает вращаться вокруг него слишком быстро, чтобы удержаться на ногах.

- Садись, - скомандовал Драко, и Гарри тяжело опустился на скамейку. Последовала долгая тишина, и постепенно приступ паники растаял, взамен него появилось что-то более странное. Драко все еще касался его, только его рука скользнула ниже, так что теперь лежала поверх кисти Гарри.

Нервничая, Гарри слегка пошевелил пальцами, надеясь привлечь внимание Драко к его руке, на случай, если он сам не заметил, что делает.

Драко только погладил запястье Гарри большим пальцем. Открыв глаза, Гарри нервно взглянул на него и понял, что Драко этого совершенно не осознает. Он с беспокойством изучал лицо Гарри.

- Лучше? - спросил он.

- Вроде того, - ответил Гарри с дрожью в голосе, потому что все еще чувствовал головокружение, только он каким-то образом знал, что теперь это не из-за паники. Это из-за того, что большой палец Драко все еще поглаживал его запястье.

Он осторожно убрал руку, и когда он это сделал, Драко легонько моргнул, глядя вниз, где их руки соприкасались. Наблюдая за выражением его лица, Гарри заметил, как его глаза чуть расширились, и на щеках появились два небольших красных пятна, но Драко ничего не сказал об этом, и Гарри не смог сдержать маленькой улыбки, которая осветила его лицо.

Оглядевшись вокруг, он сказал, наконец:

- Мы в английском саду. Значит, Драко Малфой хотел бы провести один из своих последних вечеров на земле в аккуратно разбитом саду? - весело поддразнил он его, забыв обо всех причинах, по которым ему не следовало так шутить, потерянный в прикосновении Драко, его румянце и непонятном страхе в глазах.

Драко посмотрел вокруг и радостно улыбнулся, он, казалось, был благодарен за перемену темы.

- Конечно, - сказал он бодро. - В английских садах столько искусства. Ты должен увидеть, какие они у меня дома. Намного лучше здешних.

- Правда? - ответил Гарри, стараясь, чтобы его голос звучал заинтересованно. - У нас дома есть только клумбы с петуниями. Тетя Петунья выращивает только их, потому что, ну… Она была названа в их честь и почему-то считает, что это классно. Ненавижу петунии.

- У нас дома их нет. Мама их терпеть не может, называет "деревенскими цветами".

- Деревенскими цветами? - рассмеялся Гарри.

- Да. Как и ромашки, одуванчики, гвоздики, подсолнухи, и некоторые виды лилий. Ей нравятся более утонченные цветы, такие как ирисы и львиный зев, - Драко тихо засмеялся, не таким смехом, как обычно. Это было вовсе не ехидное хихиканье, а что-то почти нежное. - Вот откуда взялось мое имя, видишь. Львиный зев - ее любимые цветы (прим. переводчика: "львиный зев" по-английски "snapdragon").

Гарри не смог удержаться от хохота.

- Все эти годы, я думал, тебя так назвали из-за того, что ты чудовище, - хихикал он. - Потому что ты был ужасный, злой, вредный мальчишка, и к тому же немного чешуйчатый.

- Чешуйчатый? - воскликнул Драко.

- Я видел тебя голым, помнишь, - указал Гарри.

У Драко отвисла челюсть, и ему потребовалось долгое время, чтобы найти подходящий ответ, и ответ этот был немногим больше, чем возмущенное фырканье.

- Львиный зев, - сказал Гарри с ухмылкой. - Какое же тогда твое второе имя? Роза?

- Поттер! - проревел Драко, пихая его локтем. - Не заставляй меня причинять тебе боль!

Гарри искоса взглянул на него, чтобы проверить, насколько он серьезен, и оскорбленное выражение на лице Драко вызвало у него очередной взрыв хохота.

- Прости! - защищаясь, воскликнул он, когда Драко бросил на него грозный взгляд и угрожающе поднял кулак. - Но, честное слово! Львиный зев?

- Если ты проболтаешься кому-нибудь, Поттер…

- Нет, - хихикнул Гарри. - Я никому не выдам твою тайну, Драко… - потребовалась большая сила воли, чтобы удержаться и не назвать его "Львиный Зев", но Гарри это удалось, уголки его губ слегка приподнялись в ухмылке.

- Почему я должен тебе доверять? - осторожно спросил Драко, и, опустив кулак и разжав пальцы, положил руку на каменную скамейку.

Гарри долго ничего не говорил, а потом его рука медленно скользнула по гладкой поверхности, пока не оказалась поверх руки Драко. Он долгое время пристально смотрел на их руки, а потом нервно взглянул на Драко сквозь ресницы. Он сам не знал, что делает, не знал, как Драко отреагирует на это, и прошептал дрожащим голосом:

- По той же причине, по которой я тебе доверяю.

Он задержал дыхание, пока Драко только смотрел на него темными глазами, в которых невозможно было ничего прочитать. Потом он перевернул свою руку под Гарриной, так, что теперь они лежали ладонь к ладони, как тогда, в библиотеке. Пальцы Драко скользнули между пальцев Гарри, и он слегка улыбнулся, перед тем, как кивнуть.
Это было странно; Гарри никогда не видел Драко в состоянии, отличавшемся от возмущенной ярости или хладнокровной уверенности, а теперь он выглядел почти застенчивым. Гарри широко улыбнулся ему, и застенчивость пропала, как только Драко ухмыльнулся в ответ и округлил глаза.


* * *

Гарри долго лежал без сна этой ночью, не думая о тех вещах, которые обычно не давали ему уснуть. Вместо этого, он наблюдал за тенями на потолке и размышлял о Драко. Он испытывал страх, такой нервный страх, словно внутри тебя порхают бабочки и это вызывало у него желание постоянно действовать, чтобы сделать вид, будто этих бабочек там нет. Неустойчивое нервное возбуждение, от которого у него болел живот, и от которого, в то же время, он не мог перестать улыбаться.

- Что я делаю? - прошептал он, переворачиваясь на живот и утыкаясь лицом в подушку. Он улыбался, его лицо понемногу начинало гореть, и он рассмеялся тихонько, прижав рот к руке, чтобы приглушить звук. - Боже. Это безумие.

Они только что держались за руки с Драко Малфоем в английском саду.

От этой мысли Гарри засмеялся сильнее, пока, в отчаянной попытке не разбудить остальных, ему не пришлось накрыться с головой одеялом и нырнуть под подушку, беспомощно сотрясаясь от хохота. Ничто в мире не могло заставить его прекратить смеяться. Словно все нервные бабочки, что были у него в животе, вырывались теперь из горла, и хлопанье их крыльев превращалось в его смех. И это было приятно. Он уже целую вечность так не смеялся.

Наконец, когда смех стих, и он больше не нервничал так сильно (бабочки уже улетели), Гарри, все еще лежащий под одеялом с головой, тихо вздохнул, его улыбка растаяла. Другие вещи, которых Гарри боялся, теперь возвращались, медленно заползая в его разум, и он закрыл глаза, прижав кулак ко рту, чтобы сдержать всхлип.

Ему не нравилось об этом думать. Ни о дне рождения, ни о маме, ни о его жизни, ни о чем. Это не правда, не может быть правдой. Но его глаза распахнулись, он провел пальцем по заживающим шрамам на руке и прошептал:

- Это реально…

Ужас нахлынул поверх мыслей о Драко, и нервное возбуждение Гарри испарилось в один миг. Что он делал?

Потом он вспомнил, как Драко дерзко заявил, что умрет этим летом, и странный прилив тоски накрыл его с такой силой, что легким перестало хватать воздуха. Если бы Драко умер этим летом, может быть, они могли бы умереть вместе…

И Гарри заплакал, мучительные, жестокие рыдания жгли ему горло.


* * *

Драко был обеспокоен. Он не выспался и сейчас, когда сидел в библиотеке напротив Гарри, все, о чем он думал прошлой ночью, вылетело у него из головы, все мысли о том, чтобы забыть все случившееся в саду и вести себя так, словно они все еще кровные враги, а вовсе не то, что там Гарри себе возомнил. Гарри был бледен, его темные глаза покраснели и глядели отстраненно. Словно он проплакал всю ночь.

- Гарри, - наконец сказал Драко, понаблюдав за тем, как тот долгое время глядит в окно.
Он никак не среагировал на его голос, и Драко протянулся через стол и коснулся его руки.
Гарри вскинул голову, его глаза слегка расширились, нижняя губа чуть дрожала.

- О, - сказал он, и даже его голос прозвучал хрипло, будто от слез. - Извини. Что?

- С тобой все нормально?

- Да. - Гарри сделал движение, словно собираясь, отвернутся обратно к окну, и Драко снова дотронулся до него.

- Ты выглядишь больным или еще что.

- Я не болен.

Нервно пожевывая нижнюю губу, Драко, замявшись, произнес:

- Это не… не то, что случилось в саду, так ведь? Ты плачешь не поэтому?

Слезы блеснули в глазах Гарри, и он улыбнулся, хотя улыбка была слабой, еле заметной. - Кто тебе сказал, что я плачу? Я никогда не плачу.

- Гарри.

Вздохнув, Гарри закрыл глаза и перевернул свою руку, лежащую под рукой Драко. Снова ладонь к ладони. - Нет, - прошептал он. - Не поэтому. Мне… мне вспомнилось кое-что. Как ты сказал, что умрешь этим летом.

Драко охватил странный трепет, он нервно облизнул губы. Гарри плакал от мысли, что Драко умирает?

- О. Я не… не собираюсь умирать, - неуклюже произнес он.

Гарри кивнул. - Я знаю. - Его голос стал тише, взгляд обратился к окну, будто бы он искал какой-нибудь выход.

Драко озадаченно изучал его какое-то время, и потом сказал:

- Ты всегда был лучше в защите от темных сил. Иди сюда, объясни мне это, я не понимаю. - Он указал на открытую страницу его книги, и Гарри повернулся обратно.

- Что там?

Отодвигая ближайший к нему стул, Драко сказал:

- Иди сюда и посмотри. Это приводит меня в отчаяние. - Он даже не помнил, что пытался учить, но это было предлогом, чтобы отвлечь Гарри от того, что делало его таким печальным, что бы это ни было, и оправданием для того, чтобы сидеть рядом с ним. Это не должно было иметь значения, учитывая, что Драко решил этой бессонной ночью, что они все еще кровные враги. Но имело.


* * *

На следующий день Драко оттягивал поход в библиотеку столько, сколько мог. Причина была простой - он был в ужасе. Лежа без сна поздно ночью и глядя в потолок, он тщательно обдумал все, мысленно выстраивая странный курс, который принимали в последнее время события и цель, к которой его это приближало, и запаниковал.

Он не испытывал, не будет испытывать, и, несомненно, не хотел испытать то, что могло расцениваться как школьное увлечение Гарри Поттером.

За этим должны быть какие-то другие причины, решил он, потому что слова "школьное увлечение" и "Гарри Поттер" в одном и том же предложении вызывали в нем такую панику, что Драко начинала бить дрожь. Другие причины, почему ему нравилось наблюдать за Гарри, разговаривать с Гарри, почему ему хотелось быть к нему так близко, что их руки касались бы друг друга, когда они занимались. Почему ему снился Гарри. Тысячи других причин, которыми можно было объяснить его странное поведение. Например, что он заболел, или сошел с ума, или был под влиянием заклятья. Потому что он его терпеть не мог, в гробу его видал, и ненавидел с жаром тысячи солнц.

Ложь, конечно же. Приписывать себе ненависть было нелепо, ведь Драко испытывал ее раньше и она никогда, ни разу за все его годы, не заставляла сжиматься что-то внутри, когда объект ненависти поднимал глаза, откидывал волосы со лба, встречался с ним взглядом и улыбался.

Значить, не ненависть. Но уж конечно и не увлечение.

Оттягивать неизбежную встречу с Гарри казалось лучшей альтернативой, чем испытывать к нему симпатию и, возможно, маленькую толику любви (Драко не верил в любовь, никогда не верил, не мог поверить, особенно в случае с Гарри). В самом деле, это невозможно.

Фактически, единственным, что удерживало его от того, чтобы настрочить истеричное послание отцу об увлечении мальчиком, являлось то, что мальчиком этим был Гарри Поттер, и почему-то от этого все казалось… безопаснее. Драко не мог этого объяснить. Если бы он обнаружил, что ему снятся странные сны о Блейзе, или Гойле, или профессоре Снейпе, он сразу же послал бы домой сову, умоляя отправить его подлечиться в больницу Святого Мунго.

Но это был Гарри. Почему-то это все меняло, и сохраняло его спокойным в глубине души, словно это была какая-то неизбежность. Но остальная часть его, которая думала, дышала, рациональная часть, которая не была подсознанием и не могла контролировать сны… эта часть его была разбита.

Однако, он нервничал не настолько, чтобы наслаждаться мыслью о гневе Дамбльдора, если он пропустит занятия в этот день, и Драко скорчил физиономию, отчаянно хмурясь, и распахнул дверь в библиотеку, стремительно входя с холодной решимостью не заботиться о том, что он немного ждал этого.

Его маска холодности продержалась ровно до тех пор, пока он не увидел спящего Гарри, который лежал головой на учебниках (все еще закрытых, естественно), лицом к окну.
Приостановившись, Драко медленно моргнул и округлил глаза, на его губах неохотно мелькнула необычно нежная улыбка. Солнце светило Гарри в лицо, волосы блестели под его лучами, одна рука лежала под щекой вместо подушки.

Драко проскользнул на стул напротив него и начал размышлять, чем бы ему заняться. Часть его заманчиво прошептала, что было бы довольно приятно просто сидеть здесь и наблюдать за тем, как он спит весь день и даже весь вечер.

Ведя себя так, словно эта мысль его ужалила, Драко быстро вышел из-за стола, его руки дрожали. Он прошелся между полками книг, пытаясь успокоиться и сосредоточиться на мысли, что ему не нравилось смотреть, как Гарри спит. Совсем.

Он обнаружил, что стоит в проходе, в который часто заходил Гарри, там, где были книги о древних культурах и традициях. Тихонько вздыхая, он взял книжку поменьше с верхней полки и вернулся за стол, нерешительно поглядывая на Гарри, чтобы убедиться, что тот еще спит.

Спустя час, когда перед Драко лежала страница с пометками, а на губах его была удовлетворенная улыбка, он отложил перо в сторону и снова взглянул на Гарри. Тот все еще спал, глубоко дыша, его веки трепетали, ему что-то снилось.

- Гарри, - тихонько позвал Драко, слегка усмехаясь, - это становится смешным, просыпайся. - Гарри этого не сделал, и Драко склонился над столом, подперев подбородок одной рукой, и протянул к нему другую, водя ногтем вдоль Гарриной переносицы, заставляя его поморщиться и чуть подернуть носом. - Давай же, - засмеялся он, забавляясь тем, как Гарри сонно насупился. - Пора вставать. Ну, давай же, Поттер…

Застонав и уклоняясь от его руки, Гарри отвернулся и уткнулся лицом во внутренний сгиб локтя. Тихонько хихикая, Драко потянул за упавшие на руку волосы, слегка подергивая темную прядь. Гарри, наконец, поднял голову, моргая, он выглядел встрепанным со сна и озадаченным. Драко уронил руку на стол.

- Что? - сипло спросил Гарри, проводя рукой по волосам, чтобы привести их в порядок.

Драко рассмеялся. - Ты спал целую вечность!

- В библиотеке? - Он снова огляделся кругом, задумчиво хмурясь.

- Нет, я прокрался в вашу гостиную, обнаружил тебя там спящим на кресле, и притащил сюда, - саркастически сказал Драко.

- Я вспомнил, - внезапно сказал Гарри обвиняющим тоном, его глаза, все еще немного затуманенные спросонья, прищурились, снова сосредотачиваясь на Драко. - Ты опоздал.

- Я не знал, что твоя жизнь без меня так скучна и бессмысленна, что тебя сразу начинает клонить в сон. - Так, конечно, лучше, чем объяснять, почему он опоздал.

- Ты, наверное, обрадовался возможности позаниматься, когда я тебя не отвлекаю, - проворчал Гарри, все еще дувшийся из-за того, что его разбудили.

- Думаешь, ты не отвлекаешь меня, когда спишь? - Драко поморщился, слова вылетели до того, как он успел их обдумать.

Хмурясь, Гарри медленно спросил:

- О чем ты? Я спал. Я не мог тебя отвлекать.

Отчаянно желая сменить тему, Драко неожиданно сказал:

- Думаю, это были викинги.

- Они тебя отвлекали? - он выглядел еще более озадаченным спросонья, и ничего внутри Драко не затрепетало от того, как восхитительно это выглядело.

- Викинги. С погребальными ладьями. Знаешь, эти лодки с телами и огонь? Не знаю, использовались ли стрелы, но во многих древних культурах какое-то время существовала такая традиция. У саксонцев, у германских племен. Даже ходят слухи, что Король Артур был похоронен подобным образом. - Драко сообщил это все практически невыразительным голосом, словно читал что-то из учебника. Ничего кроме цитирования сухих фактов о похоронах, чтобы его сердце перестало так себя вести. Проклятье. Он сходил с ума.

- Ты… ты изучил это?

Драко пожал плечами, отказываясь признать тот факт, что удивление и благодарность в глазах Гарри хоть что-то для него значили. - У меня выдалась свободная минутка пару дней назад.

- О. Так это были викинги? - мягко сказал Гарри, уголки его губ приподнялись в улыбке, хотя она была не счастливой, а скорее задумчивой. Кивнув, он шепнул:

- Спасибо тебе.

Послав пергамент с записями вдоль стола к Гарри, Драко вдруг почувствовал неловкость. Он не знал, что реакция Гарри будет такой, иначе, наверное, не стал бы этого делать. Это было опасно для всей его "ты не считаешь Гарри милым" позиции. - Да.

Долгое время их взгляды были прикованы друг к другу, между ними нарастало какое-то странное напряжение. Оно стало таким сильным, словно покалывание тока на коже, и Драко испытал облегчение, когда Гарри нервно отвел глаза.

О боже. Драко закрыл глаза и глубоко вздохнул, вновь уверяя себя в том, что ни за что не станет делать этого, несмотря на очевидное свидетельство обратного.

Он открыл свои учебники и невидяще уставился в них, пробегая глазами одно и то же предложение снова и снова, и не понимая ни слова. Когда Гарри пнул его под столом, Драко подскочил и поднял голову. Словно только и ждал оправдания, чтобы снова посмотреть на Гарри, но Драко не хотелось об этом думать. - Да?

- Что ты читаешь? - шаловливо спросил Гарри. Похоже, он преодолел свое раздражение, пергамент с записями про похоронные ладьи пропал, припрятанный куда-то.

- Конспекты по истории.

- Да, но какую их часть? Потому что ты пялишься на один и тот же абзац уже десять минут, - ухмыльнулся Гарри.

- Но чтобы знать об этом, ты должен был наблюдать за мной все это время, что еще печальнее на самом деле, Поттер, - он легонько пнул его под столом в ответ, широко ухмыляясь. - И вообще, это захватывающий отрывок.

До того, как Драко успел среагировать, Гарри вытащил конспект у него из-под носа, читая вслух:

- "По традиции, тесные отношения между гоблином-женщиной и гоблином-мужчиной длятся только пока они не заключат узы брака, таким образом, разрушив свою тягу друг к другу". Хмм. Захватывающе.

- Именно. Так уж вышло, что я нахожу обычаи спаривания гоблинов невероятно захватывающими, - протянул Драко, захватив страницы обратно и вызывающе улыбаясь.

Гарри рассмеялся, и улыбка Драко дрогнула, превратившись в довольно озадаченный хмурый взгляд. - Что? - спросил Гарри.

- Ты. Ты был расстроен вчера, ворчал минуту назад, а сейчас смеешься. Почему?

Пожав плечами и нервно отводя взгляд, Гарри сказал:

- Иногда мне не нравится вспоминать обо всех тех вещах, которые должны были бы меня расстраивать.

- Например? - Настроение резко изменилось с игривого на какое-то невероятно более мрачное, и возникло такое чувство, словно ты пытаешься осторожно идти по льду, который трескается у тебя под ногами.

- Например… обо всех них. Я не могу вот так перечислить их сейчас. Я же сказал, я о них забыл, - его голос был беспечен, но он сосредоточенно смотрел в стол, и Драко не стал настаивать. Было сложно разговаривать о чем-то, когда было очевидно, что один неверный шаг может привести к взрыву, особенно если учесть, что он не знал, вокруг чего ходил.

- Ты - самый сложный человек, из всех, кого я когда-либо встречал, - наконец решил Драко, уныло улыбаясь.

- В каком смысле? - воскликнул Гарри. - Я до ужаса простой, правда, прямо как ты!

- О, а ты думаешь, меня ты уже окончательно раскусил? - это звучало почти… кокетливо. Ухмылка Драко исчезла, глаза расширились от охватившей его паники.

Но секундой позже, когда Гарри перевел взгляд на Драко и небольшая, почти застенчивая улыбка изогнула его губы, это почему-то стало в порядке вещей. Гарри наклонил голову и нервно поднял взгляд, на его щеках медленно проявлялся румянец, потом он пробормотал:

- Ну, вообще-то, да. И я думал, что ты тоже раскусил меня.

Драко фыркнул, но при этом он широко ухмылялся. Впрочем, о страхе было легко забыть, когда Гарри так улыбался ему.

 

| предыдущая глава | следующая глава |

| вернуться на страницу переводов |