Название: BDSM: A Love Story
Автор: Sara
Перевод: Elara
Бета: Рене
Оригинал: http://www.doyourthing.org/addictedkitten/bdsm.html
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: хотя не такое жесткое, как некоторые, возможно, рассчитывают, но все же здесь содержится bdsm.
Жанр: romance/drama
Краткое содержание: Гарри и Драко решают свои проблемы и занимаются сексом. Правда, не обязательно в этом порядке.
Стандартная оговорка: все принадлежит JKR и ее издателям, никакой прибыли не извлекается, намерения нарушить копирайт отсутствуют.
Архивы: предупреждайте.
Разрешение на перевод: получено.

( примечание )

 

BDSM: A Love story

2. discipline


Проснулся Гарри со стойким ощущением, словно что-то не так. Ему снилось, что он прикован наручниками к зеркальной стене, она была высокой, зеркала тянулись к самому небу, он прижимался к ней спиной, и ее поверхность, как ни странно, казалась теплой и мягкой. Пока осознание действительности медленно возвращалось к нему, он уловил несколько немаловажных деталей: он и в самом деле был прижат к чему-то теплому и мягкому, он был совершенно обнажен, и что-то пережимало его запястье, мешая кровообращению.

В порядке эксперимента Гарри чуть передвинулся назад. Оказалось, что прижат он был к телу. К мужскому телу, судя по возбужденному члену, мягко упирающемуся ему в ягодицы. Ему было очень тепло. И довольно приятно.

Разум Гарри был все еще затуманен сном. Он никогда не принадлежал к людям, которые легко просыпаются по утрам, напротив, ему всегда требовалось некоторое время, чтобы сообразить, где он, и что происходит. Гарри с любопытством опустил взгляд на свое запястье. Оно было туго обмотано слизеринским галстуком, кончики которого переплетались между его пальцев. Чья-то рука медленно скользнула по бедру Гарри к его члену и крепко обхватила его.

Гарри со вздохом приоткрыл рот, прижимаясь к чужому телу. Память начала возвращаться к нему: прошлая ночь, Драко Малфой, секс. Да, секс был, определенно. Фантастический секс, вспомнил он, и закрыл глаза, наслаждаясь внезапной лавиной мысленных образов. Совершенно фантастический.

- Доброе утро, - шепнул Драко, нежно прикусив мочку его уха.

И Гарри, охваченный смутным трепетом предвкушения, понял, что очень скоро снова случится секс.

Драко коснулся костяшками пальцев обмотанной галстуком руки Гарри. - Знаешь, под аутоэротическим удушьем подразумевается не совсем это.

- Замолчи, - проворчал Гарри, он понимал, что его только что оскорбили, но еще не проснулся настолько, чтобы разобраться, как именно.

- Значит, галстук - это просто фетиш? - осведомился Драко.

Гарри накрыл его руку своей, побуждая ее двигаться быстрее. Драко услужливо ускорил темп.

- Жаворонком тебя не назовешь, да?

Все еще не до конца проснувшись, Гарри развернулся к нему лицом, чуть приподнимая бедра, чтобы Драко удобнее было действовать. - Тссс, - проворчал он, и, в свою очередь, взял в руку возбужденный член Драко.

Драко с изумлением взглянул на Гарри и прижался к его бедрам своими, их члены лениво терлись друг о друга, ноги переплелись. Гарри поежился и начал медленно ласкать член Драко.

Он знал, что его очки где-то здесь, среди спутанных простыней, но, похоже, их поиск потребовал бы от него слишком больших усилий. Так или иначе, Драко смотрелся восхитительно, когда его черты расплывались, и нельзя было различить ничего, кроме бледной кожи и сливающихся прядей блестящих пепельно-светлых волос. Гарри все ерзал, в то время как рука Драко медленно и ритмично двигалась вдоль его члена, пока дыхание Гарри не стало сбивчивым и прерывистым. Он кончил, беззвучно ловя ртом воздух, сперма попала на его живот и на пальцы Драко, и, сотрясаемый сладостной дрожью, он слегка ускорил темп. Чтобы довести Драко до оргазма многого не потребовалось, вскоре он, кусая губы, кончил, и тоже на живот Гарри.

Гарри приподнял бровь, он уже снова был на грани засыпания. Драко бесстыдно ухмыльнулся и опрокинул его на спину, чтобы слизать все до капли, его язык скользил вдоль каждой мышцы на животе гриффиндорца, понемногу подбираясь к соскам, чтобы легонько втянуть их в рот.

Гарри пристально смотрел на него, ощущая легкую боль в висках от такой усиленной концентрации. Но казалось важным сохранить у себя в памяти этот образ как можно более четким на будущее. Он хотел запомнить все: сияющие, широко распахнутые глаза Драко, его волосы, спутанные и взъерошенные, простыни, сбившиеся вокруг его талии, маниакальную ухмылку, играющую у него на губах, пока он ждал Гарриной реакции. Теперь уже пропала всякая надежда на сон, это Гарри мог сказать наверняка.

- Я так понимаю, это означает, что списать прошлую ночь на чистую случайность мне не удастся, - произнес Гарри, кусая губу, когда вся важность того, что они натворили, постепенно начала доходить до его приятно затуманенного рассудка.

- Правильно понимаешь, - подтвердил Драко. Его самодовольная ухмылка прямо на глазах сменилась гримасой раздражения.

- Слушай, Малфой… - начал Гарри.

- Пошел ты к черту, - перебил его Драко. - Мы не будем снова называть друг друга по фамилиям, Гарри.

Гарри сел, потирая виски. - Мои очки где-то здесь? - пробормотал он.

- Наверное, - ответил Драко, отмахнувшись. - Что ты хотел сказать?

- Не знаю. - Гарри ощупывал простыни в поисках очков. - У меня получилось бы лучше, если бы я мог видеть.

Драко недовольно застонал, схватил очки, которые, покачиваясь, свисали с самого края кровати, и швырнул их в сторону Гарри.

Гарри надел их с немного обиженным видом. - Без них я чувствую себя голым, - сказал он.

- Ты и есть голый, - раздраженно произнес Драко.

Гарри скрестил руки на груди, его лицо приняло весьма угрюмое выражение. - Это была плохая идея.

- Но это была твоя идея, - заметил Драко.

- Ты же меня связал! - Гарри, обладай он девичьей добродетелью, сейчас цеплялся бы за нее руками и ногами.

- Ты залез ко мне в комнату! Вломился сюда тайком, Поттер, это был явно не твой звездный час! И ты - ты сам умолял меня: "О, Драко, пожалуйста, развяжи меня, чтобы я мог облизать твои соски!" Не ври! Ты первый начал! - обвиняющим тоном заявил Драко.

Гарри, беззащитный перед лицом логики в действии, решил прицепиться к мелочи. - Мне казалось, мы перешли на имена, Драко. Или имена идут в ход, только когда тебе от меня что-нибудь нужно?

- Едва ли, - огрызнулся Драко. - Как будто у тебя может быть что-то, заслуживающее внимания.

Гарри уставился на него. - Тогда что, блин, ты от меня вообще хочешь, Малфой?

- Ничего, - резко произнес Драко. - Ясное дело, ничего. - Он отбросил простыни, встал и прошел, обнаженный, к шкафу. Гарри следил за ним, приоткрыв рот от изумления. Драко достал оттуда пару брюк и круто развернулся к нему. - Знаешь, я всегда подозревал, что ненавижу тебя не без причины. На самом деле, я мог бы все эти причины специально для тебя перечислить, если бы только ты поинтересовался, если бы только потрудился заметить, что я существую. Я никогда не испытывал желания стать твоим врагом, Гарри. Это был твой выбор.

- Ага, ты ведь так старательно демонстрировал свои попытки пробудить лучшие стороны моей натуры, да? - разозлился Гарри. - Как же я мог противиться фирменному обаянию Малфоев, ты же оскорблял моих друзей, родителей, факультет, все, что только приходило тебе в голову, только ради своего собственного извращенного удовольствия!

- Я же перестал, так ведь? Я как мог, старался делать вид, что тебя вообще не существует, старался не обращать на тебя внимания! Но, конечно, я ничуть не изменился! Забудь об этом, понятное дело, я остался все таким же, каким был в одиннадцать лет!

- Замолчи! Почему я должен тебе верить? Всего лишь несколько месяцев назад, когда мы уезжали из Хогвартса, ты влез к нам в купе, чтобы оскорбить Седрика и сказать, что я на стороне проигравших! И что, это изменилось? Теперь мы на одной стороне? - говорил Гарри, цепляясь за простыни, обернутые вокруг его талии.

- Все не так просто…

- Что "не так просто", Драко? Что? Я знаю, что ты не Упивающийся - пока, во всяком случае. Собираешься ли ты стать одним из них? А как насчет твоего отца? Дело не только в нас одних, знаешь, мир не может перевернуться с ног на голову только потому, что ты увлекся…

- Я не увлекался… - перебил Драко, но Гарри не обратил на него никакого внимания.

- Потому, что ты перестал вести себя враждебно в последнее время. Но это еще не значит, что мы теперь друзья, и то, что мы занимались сексом, еще не значит… - Гарри остановился, чтобы перевести дыхание. - Не значит ничего, - медленно закончил он.

Драко смотрел на него, ошеломленный. Когда же он заговорил, то едва контролировал свой голос, и было видно, что его руки чуть заметно подрагивают. - Убирайся.

Плечи Гарри поникли, он вдруг почувствовал себя безумно уставшим. - Я не хотел…

- Мне все равно, чего ты там хотел или не хотел, Поттер, - тихо ответил Драко. Он наклонился, чтобы подобрать брюки Гарри с пола, потом бросил их на кровать. - Забирай свои шмотки, - он швырнул в Гарри и его рубашку, - одевайся и катись из моей комнаты. - Драко отвернулся к шкафу, чтобы самому закончить одеваться.

Гарри со страдальческим видом накинул рубашку, потом выскользнул из постели и надел все остальное. На пороге он замер на мгновение, взявшись за ручку двери.

- Я не хочу слышать того, что ты собираешься сказать, Поттер, - Драко все еще стоял, повернувшись к нему спиной. - Мы ненавидим друг друга. Это было ошибкой. Конец истории.

Гарри закусил губу, борясь с самим собой. Через мгновение он открыл дверь. - Хорошо, - бесстрастно произнес он тихим голосом и вышел из комнаты.

Он понял, что забыл мантию-невидимку, только когда добрался до входа в гриффиндорскую гостиную. Вдобавок, уходя, он пренебрег зеркалом, и вдруг его осенило: раз прошлой ночью он занимался сексом, скорее всего, вид у него был соответствующий.

- Бараньи отбивные, - пробормотал он перед портретом Полной Дамы.

- Верно, милый, - ответила та, и портрет отодвинулся в сторону. - Какой-то ты у нас взъерошенный слегка, а?

Гарри промычал ей в ответ что-то невразумительное и поспешил внутрь, надеясь, что никто еще не проснулся.

- Доброе утро, Гарри! - одновременно воскликнули братья Криви, вскакивая с дивана и приветствуя его похожими до жути улыбками.

Гарри вздрогнул от неожиданности. - Колин. Деннис. Что вы здесь делаете в такую рань?

- Играем в подрывного дурака. Хочешь с нами, Гарри? - с готовностью предложил Деннис.

- Нет, мне, наверное, лучше вернуться, - нервно ответил Гарри, направляясь к лестнице.

- Значит, как-нибудь в другой раз! - донесся до него голос Колина, когда он уже поднимался по ступенькам.

Гарри счел, что еще должен быть благодарен, что у Колина не оказалось при себе камеры. Благодарность, однако, он испытывал недолго, потому что как только он вошел в комнату, на него тут же налетел перепуганный Невилл.

- Гарри, где ты был? - спросил он, тараща глаза. - Рон места себе не находил от беспокойства! Он уже тебя в покойники записал!

- Неправда. - Рон локтем отпихнул Невилла с дороги. - Где ты был, а? Я уж думал, Сам-Знаешь-Кто тебя похитил или еще что!

- Сомневаюсь, что он стал бы действовать так открыто, - задумчиво заметил Гарри. - Скорее всего, он просто подослал бы Упивающихся, чтобы те сделали за него всю грязную работу.

- Ну да, верно! От этой мысли мне сразу стало легче, спасибо, Гарри! - сверкнул на него глазами Рон. - Чем ты всю ночь занимался?

- Спал, - уклончиво ответил Гарри.

- А. Ладно, тогда я умолкаю. Конечно же, ты спал. В отличие от меня, ведь я-то был слишком занят тем, что боялся за тебя до смерти. Но ты не переживай, Гарри. - Рон неверяще смотрел на него. - Главное, ты выспался как следует.

- Я просто… задумался, - сказал Гарри, отчаянно пытаясь придумать хорошее оправдание.

- Задумался, а потом уснул.

- Где? - Рон был само терпение.

- Э. Ну просто. В одной комнате. Да, я шел, шел, и повернул не в тот коридор, а потом одна из стен отодвинулась, и за ней оказалась дверь, я вошел внутрь и очутился в комнате с диваном и красивым видом из окна, вот. Я решил сесть и поразмыслить, но потом уснул, а когда проснулся, было уже утро. - Гарри почесал в затылке, стараясь выглядеть искренним, честным и заслуживающим доверия.

Рон с подозрением оглядел его. - Тогда почему у тебя, - он жестом указал на состояние Гарриной одежды, - такой потрепанный вид?

- Я спал на диване, Рон.

- Тогда почему твоя одежда почти не помялась? - прищурился Рон.

- Специальное разглаживающее заклинание, - быстро нашелся Гарри. - Чары наведены прямо на ткань. Удивительно, на что только способна современная магия, да? Ладно, я пойду приму душ. - Он улыбнулся Рону и Невиллу, потихоньку пятясь к своему шкафу.

Когда он был уже у двери в ванную, Рон снова заговорил:

- Эй, Гарри? А о чем ты размышлял-то? В той комнате с диваном?

- О, - произнес Гарри. - Я размышлял о… О людях, - он помолчал. - О том, могут ли они измениться.

- И что? - выжидающе посмотрел на него Рон. - Могут?

Гарри пожал плечами. - Я уснул, прежде чем смог решить наверняка. - С этими словами он исчез в ванной.

Наверное, в том, что он спал с Драко Малфоем, не было ничего хорошего. Раздумывая об этом, Гарри включил воду, такую горячую, какую только мог выдержать, и с несчастным видом встал под душ. Ну конечно, в этом не было ничего хорошего. Хотя нельзя сказать, что это было неприятно, только вот… Это был верх глупости, вот в чем все дело.

Закрыв глаза, Гарри попытался проиграть мысленно произошедшие события. Все началось с подозрения, справедливого подозрения даже, а потом у него возник этот дурацкий план, и он попался. Не сознавая, что делает, он потер запястья, возрождая в памяти ощущение толстых атласных шнуров, которые связывали его. Забавно, что Драко пропустил часть с пытками, которую от него можно было бы ожидать, и сразу же принялся за связывание. А еще забавнее, что это не столько встревожило Гарри, сколько возбудило. Хотя нет. Забавным это не было. Это сбивало с толку.

Сбивало с толку, да, вот именно. Сбивало с толку и даже наводило на мысль о какой-то ошибке.

Он думал о Драко довольно часто, в нескольких различных контекстах. Наиболее уместными здесь были его мысли о Драко, как об Упивающемся Смертью. Однажды Гарри мог бы попасть в лапы к Вольдеморту, и Драко стоял бы поблизости, тыча в него пальцем, хохоча и злорадно торжествуя, проще говоря, ни в чем не изменяя себе. Эта картина прямо-таки преследовала Гарри, мысленно он проигрывал различные варианты развития событий. Вот он захвачен в плен, и Драко - его конвоир, который сторожит его и заставляет смотреть на то, как Вольдеморт издевается над его друзьями, в то время как сам Драко самодовольно ухмыляется на заднем плане. Вот он прикован цепями в каком-нибудь ужасном подземелье, рядом нет никого, кроме Драко, который чаще всего вооружен волшебной палочкой и различными приспособлениями для пыток.

Вот он стоит на коленях перед Драко, руки скованы за спиной. Губы Драко кривятся в жестокой ухмылке, когда он за волосы притягивает Гарри к себе, расстегивает свои брюки и заставляет взять у него в рот. Этот образ такой отчетливый и реальный, что Гарри почти чувствует, как возбужденный член Драко входит ему в глотку, и как горячие слезы сбегают у него по щекам, несмотря на все усилия сдержать их. Самым унизительным был тот факт, что каждый раз, когда он думал об этом чересчур долго, все заканчивалось неудержимым, до дрожи в коленках, желанием заняться мастурбацией, которому он изо всех сил пытался сопротивляться, но ни разу, ни разу эти попытки не увенчались успехом.

Гарри бросило в дрожь, когда струи горячей воды забарабанили по шее и затылку, до красноты ошпаривая кожу. Это была просто фантазия, вот и все. Странная, не пойми откуда взявшаяся фантазия, и никогда он не хотел, чтобы она превратилась в реальность.

Если не считать того, что прошлой ночью он переспал с Драко. И это был не просто разовый секс, вину за который можно было бы переложить на обстоятельства и возбуждение от связывания. Ведь утром они снова занимались любовью, Драко притянул его к себе, но потом Гарри начал тупить, потерял способность внятно выражаться, и теперь у Драко была его мантия-невидимка.

Гарри крепко зажмурился, позволяя струйкам свободно стекать по лицу, вода обжигала веки и каплями скатывалась с губ. И нельзя было даже свалить все на Драко, несмотря на то, что никто его не просил усаживаться на Гарри верхом и ерзать на нем. Потому что, когда дело дошло до сути, именно он потянулся и первым коснулся языком кожи Драко.

Гарри тряхнул головой. Ерунда какая; конечно, во всем виноват был один только Драко, с его нежной, белой кожей и неожиданным раздеванием, не говоря уже о его полной неспособности уважать границы чужого личного пространства. Виной всему Драко. Определенно.

Ну, по крайней мере, он не был Упивающимся. Пока что не был, во всяком случае.
Гарри со вздохом выключил воду. Через час ему предстояла контрольная по гербологии, пожалуй, в последнюю минуту следовало бы немного к ней подготовиться. Вопрос с Малфоем может и подождать.

Кончилось все тем, что он на несколько минут опоздал на урок - ему потребовалось слишком много времени, чтобы просмотреть свои записи. Гермиона бросила на него слегка раздосадованный взгляд, когда он вошел в теплицу, и проворчала, что еще поговорит с ним позже. При этих словах сердце Гарри забилось быстрее. Но ведь она никак не могла быть в курсе произошедшего. А может, и могла. Он даже не знал наверняка. Может, все комнаты старост были заколдованы точно так же, как комната Драко. Может, все они соединялись друг с другом, словно какая-то безумная тайная сеть. Может, там в каждом углу было по записывающему устройству, может…

Гарри остановился. Ход мыслей был не самый верный, да и не особенно здравый, к тому же. Да. Это он понимал.

Мэнди Брокльхерст ходила вокруг, раздавая задания для контрольной, ее руки, скрытые рукавами свитера внезапно против воли напомнили Гарри о его предыдущих попытках вывести Упивающихся на чистую воду с помощью того заклинания. До сих пор он проверил не так уж много учеников, вполне возможно, что у кого-то из тех, чьих имен он не знал, может быть, у кого-то из старших классов, была Темная Метка. Гарри тупо уставился на вопросы теста, все названия растений, на заучивание которых он потратил предыдущий час, вылетели у него из головы.

1. Какие зелья можно приготовить, если смешать цветки дикой яблони с мятой перечной?

Гарри моргнул, наверняка уж это-то он знал. Зелья, лишающие памяти? Нет. Перцовые зелья, точно, именно они. Зелья, лишающие памяти, варят из ивовой коры и асфоделя. Ивовая кора используется, чтобы затуманить рассудок, асфодель - чтобы заставить забыть. А если добавить к ним вишневые черенки и сок лайма, то получим основные ингредиенты для сильнодействующего зелья, которое модифицирует память.

Какая-то часть Гарри предпочла бы забыть весь предыдущий день целиком, просто вставить на место этих воспоминаний какие-нибудь другие. Правда, его подозрения тогда стали бы еще сильнее, но это казалось невысокой ценой за счастливое неведение. Не помнить нежность кожи Малфоя, не помнить сладость его теплого, влажного рта. Гарри поежился, его перо неуклюже скользнуло по пергаменту, прочертив неприглядную загогулину на одном из вопросов. Он постарался ее замазать, но вышло только хуже. Не говоря уже о Чжоу, чья рука была скрыта под тугой повязкой. Это воспоминание Гарри тоже не особенно радовало.

Контрольную он доделывал механически, ответы вспоминались по мере того, как он нацарапывал списки ингредиентов. В деле составления списков он был мастер. Гарри вспомнил скомканные обрывки пергамента, которыми был напичкан его сундук. Требовались новые списки, это очевидно. Надо было переписать учеников седьмого курса. И профессоров еще.

Он должен сосредоточиться. Нужно занять себя чем-нибудь, чтобы не метаться между подавляющим ощущением беспомощности и мыслями о Драко, извивающимся под ним на простынях. Отвлечься было бы неплохо. Более того, необходимо.

Гарри тщательно убрал заклинанием чернильную кляксу, которая уже закрывала собой полвопроса, одновременно пытаясь припомнить основу для зелья, призывающего удачу. Может быть, имбирные коренья; хотя нет, они-то как раз призывали неудачи. Гарри нахмурился. Четырехлистный клевер, вот оно что. Мог бы и сообразить. Состроив гримасу, он дописал контрольную и положил ее перед собой. Большинство остальных учеников, похоже, уже закончили работу.

С другой стороны стола за ним пристально наблюдала Гермиона. Ее руки были скрещены на груди, и вид у нее был такой, словно мысленно она уже составляла план допроса Гарри.

Стоящая перед классом профессор Стебль улыбнулась и сказала, что те, у кого уже все готово, могут уйти пораньше. Гарри поднялся и подошел к двери, ожидая, пока Рон и Гермиона к нему присоединятся.

Из теплицы они вышли вместе. Гарри старался подавить невольную дрожь - у Гермионы был все тот же расчетливый вид, как будто она только и ждала подходящего момента, чтобы нанести удар.

- Увидимся позже, - сказал Рон им обоим. - Мне нужно встретиться с Джинни в библиотеке, помочь ей с заданием по трансфигурации. - Он тут же направился к замку.

- Итак, Гарри, - проворковала Гермиона.

Гарри сглотнул. - Что такое? - спросил он, чувствуя, как кровь прилила к щекам.

- Рон сказал, ты не вернулся в спальню вчера вечером, - произнесла она, глядя на удаляющуюся, как ни в чем не бывало, фигуру Рона.

- Надо думать, он заодно рассказал тебе, почему? - испытующе произнес Гарри.

Гермиона улыбнулась. - Пойдем-ка прогуляемся.

Они неторопливо направились к озеру. Погода стояла довольно ясная, небо казалось скорее голубым, чем серым, было немного холодновато, но вполне терпимо. Гарри пристально разглядывал траву, титаническим усилием воли запрещая своему сердцу выпрыгнуть из груди, а себе самому - броситься с воплями обратно в гриффиндорскую башню и спрятаться там под кроватью.

- По его словам ты уснул в некоей таинственной комнате, - продолжая начатый разговор, нарушила тишину Гермиона.

- Да, - осторожно подтвердил Гарри.

Гермиона остановилась и посмотрела на него в упор. Гарри, застигнутый врасплох, едва не споткнулся, поспешив остановиться рядом.

- История, несомненно, интересная, Гарри. - Она задумчиво изучала его. - Так все и было?

Гарри прикусил губу. Так нечестно. И Рону-то врать было тяжело, а уж врать Гермионе… Он чувствовал себя виноватым при одной мысли об этом. К тому же, его одолевал страх, Гермиона всегда чувствовала, если он говорил неправду.

Но правду он все равно сказать ей не мог.

- Я просто уснул, Гермиона. В какой-то комнате, в которой я раньше никогда не был. Я расслабился по глупости, а когда проснулся, было уже утро, - сказал Гарри. И все это было правдой. Cтрого говоря.

Гермиона вздохнула и продолжила путь. Она молчала, пока они не подошли к берегу озера, где она уселась на деревянную скамью и жестом предложила Гарри присоединиться к ней. - Мы ограничены какими-то рамками? - спросила она, задумчиво созерцая водную гладь.


Гарри неловко придвинулся поближе и повернулся к ней лицом. - Что ты имеешь в виду?

- Нашу дружбу. У нас есть какие-то табу, запретные темы, которые мы друг с другом не обсуждаем?

- Нет! - сразу же отреагировал Гарри. Потом задумался над этим вопросом. - По-моему, таких тем не существует. А что, они должны быть? - спросил он обеспокоено.

- Мне бы этого не хотелось. - Она взглянула на него. - Я хочу верить, что могу рассказать тебе о чем угодно, Гарри. И хочу, чтобы ты испытывал то же самое по отношению ко мне.

- Так оно и есть.

- Правда?

Гарри пожал плечами. - Ну. О чем таком мы не разговариваем?

Гермиона со вздохом отвела взгляд. - Виктор хочет, чтобы я провела каникулы у него. Он пригласил меня погостить у его родителей в Болгарии.

- О. - Гарри неуверенно взглянул на нее. - И ты поедешь?

- Может быть. Я хочу поехать. Этим летом я чудесно провела там время. Но... - Она сглотнула. - Я даже не знаю, как тебе объяснить.

- В чем дело? - забеспокоился Гарри. Не найти подходящих слов - это так непохоже на Гермиону. Он нерешительно коснулся ее плеча. - Мне ты можешь рассказать. - Ему вдруг пришла в голову одна мысль. - Виктор же не… - Гарри запнулся. - Он ведь не переходит границы?

Гермиона тихонько рассмеялась. - Нет. Их переходит не Виктор.

Гарри озадаченно нахмурился. - Тогда кто…

Гермиона многозначительно посмотрела на него.

- О! - снова воскликнул Гарри. На него вдруг снизошло озарение. - О, - повторил он, на этот раз уже тише.

- Вот видишь? - Гермиона всплеснула руками. - Я знала, запретные темы существуют! Теперь ты нервничаешь! Я тебя смутила!

- Нет, - поспешно произнес Гарри. - То есть. Да. Но. Только дай мне минутку, чтобы привыкнуть к этой мысли. Говори дальше. Я буду слушать. Кивать. Я могу быть полезен, правда!

- О, Гарри, - вздохнула она. - Видишь ли, я подросток, а бурлящие гормоны - это не чисто мальчишеская привилегия. Ты же знал, что мы с Виктором встречаемся.

- Знал. Видимо, я просто считал тебя… э… целомудренной девушкой, давшей обет безбрачия?

- Гарри Поттер! - воскликнула Гермиона, раздраженно прищурив глаза. - То, что я не болтаю об этом целыми днями напролет, еще не значит, что я никогда об этом не думаю! В самом деле!

- Но раньше ты об этом ни разу не упоминала! Мне казалось, ты, не знаю, слишком умная для таких вещей!

Гермиона уставилась на него. - Ты хоть сам-то понял, что сказал? Честное слово!

- Эй! - обиженно запыхтел Гарри. - Дай мне минутку, ладно? Я все еще пытаюсь привыкнуть к мысли, что ты такой же обычный человек, как и мы все, и это приводит в некоторое замешательство. Почему ты никогда об этом ничего не говорила?

- А что я должна была сказать? О, кстати, Гарри, пока ты тут взрослеешь, я занимаюсь тем же самым! Я не стою на месте! У меня тоже бушуют гормоны, так же, как и у тебя! Да, я думаю о сексе!

Гарри съежился.

- Да-да! - подтвердила Гермиона, ее щеки раскраснелись. - Я произнесла это слово! Секс! Я думаю о нем! Я даже хочу им заняться! И не когда-нибудь после дождичка в четверг! А в самом ближайшем будущем! Сейчас, даже!

- Гермиона! - встревоженный Гарри мигом отодвинулся от нее подальше.

- Не с тобой, Гарри, не волнуйся. Мне и в голову не пришло бы покуситься на твою невинность.

- Эй! Откуда тебе знать про мою невинность? - потребовал ответа он. - Не можешь ты этого знать! Может быть, у меня ее и нет уже! Может быть, я хожу тут безо всякой невинности, и тебе об этом ничего не известно!

- О, пожалуйста. Если бы ты встречался с кем-то, я бы об этом знала. - Ее глаза угрожающе сузились. - Так ведь?

Гарри отодвинулся еще дальше. - Конечно, - сказал он, стараясь подавить дрожь в голосе.

Она пристально взглянула на него. Вид у нее был такой, словно она собирается сказать что-то уничижительное, но потом ее плечи поникли, и она тяжело вздохнула. - Я так и знала, что это плохая идея.

- Вовсе нет, - твердо сказал Гарри. - Прости меня, ладно? Просто это все немного непривычно.

- Знаю.

Какое-то время они сидели в напряженной тишине, пока Гарри снова не заговорил:

- Так значит, ты убеждаешь своего парня зайти дальше, хм? Не знаю, то ли веселиться, то ли бить тревогу, - беспечно произнес он.

Гермиона чуть заметно улыбнулась. - Ну, тревога уже была, так что попробуй теперь первый вариант, посмотрим, как у тебя это получится.

- У меня такое ощущение, что в этом месте я должен дать тебе совет, как соблазнить Виктора Крума, - сказал Гарри, улыбнувшись ей в ответ. - Но каждый раз, когда я пытаюсь направить ход своих мыслей в эту сторону, мой внутренний голос начинает кричать: "Опасность, опасность! Держись подальше от этих грязных мыслей! Прочь, прочь!". - Он сконфуженно пожал плечами. - Так что я могу сказать только одно: смотри на вещи проще. Рано или поздно он будет к этому готов. А пока пиши ему письма с намеками и не забывай вкладывать в них фотографии, на которых ты стыдливо улыбаешься. Ты возьмешь его измором.

Гермиона хихикнула. - А что, неплохой совет.

Гарри торжествующе улыбнулся. - Видишь? Мне можно все рассказать. От меня даже кое-какой толк есть.

- Это да. - Гермиона посмотрела на него с нежностью.

- Ладно, пойдем обратно в замок. Здесь холодновато, и я уже слышу, как меня зовет камин в гостиной.

- Не давай ему повода, Гарри, никогда не знаешь, что на уме у этих с виду неодушевленных предметов. И потом, не думаю, что ты хотел бы завести слишком близкое знакомство с такой горячей штучкой. А то можно и обжечься. - Она встала, взяв Гарри за руку, и потянула его за собой.

- Да уж, обжечься не хотелось бы, - проворчал Гарри, ему внезапно вспомнился Драко, сидящий на нем верхом, и золотые отсветы на его коже в дрожащем свете свечей. Сразу посерьезнев, он последовал за Гермионой обратно к замку. Само собой, это было здорово, что теперь он мог говорить с ней о сексе. Правда, он понятия не имел, как она смотрит на секс с врагом. Да и не особенно торопился это выяснять.

- Я пойду к себе в комнату, Гарри, - сказала ему Гермиона, когда они подошли к гостиной. Слегка улыбаясь, она наклонилась, чтобы поцеловать его в щеку. - Спасибо, что выслушал.

- Не за что, - непринужденно ответил он. Как только она скрылась из вида, он устроился поудобнее в ближайшем к камину кресле и начал размышлять, что теперь делать. Наверняка имелась еще домашняя работа, которую нужно было закончить, но домашняя работа находилась всегда, а сейчас у него были проблемы поважнее. Он хотел снова увидеть Драко. Нет, ему нужно было его увидеть. Нужно было забрать свою мантию. Нужно было во всем разобраться. Нужно было перестать мысленно раздевать Драко.

Гарри облокотился на ручку кресла, стараясь не слишком заметно на нее налегать. Он вспомнил, как проснулся рядом с Драко, так крепко прижатый к нему, что каждый миллиметр обделенной прикосновением кожи ощущал холод этой утраты. Вспомнил тепло губ Драко, и как тот дразнил языком уголки его рта, прежде чем проскользнуть им внутрь и неторопливо поцеловать его. Охваченный внезапной дрожью, Гарри заерзал в кресле, чтобы устроиться поудобнее, и, прижавшись к широкой бархатной спинке кресла, свернулся в нем калачиком.

Было еще слишком рано, а Гарри не горел желанием увидеться с Драко при белом свете дня. Так что пока заняться ему было нечем, кроме как терпеливо ждать. Пожалуй, можно было бы еще написать заданное им эссе по заклинаниям, но это, казалось, требовало чересчур много сил.

- Ассио подушка, - сказал он рассеянно, махнув палочкой в сторону дивана. Большая бархатная подушка пролетела через гостиную и приземлилась на подлокотнике его кресла. Он аккуратно подсунул ее себе под голову, погладив рукой темно-красную ткань. Немножко вздремнуть ему, уж конечно, не повредит. Кроме Гарри в гостиной находилось еще несколько других учеников, но все они тихонько читали или писали. Он просто даст глазам отдохнуть пару минут, а потом проснется освежившийся и готовый приняться за Драко. Нет. Не за Драко. За эссе, вот за что он примется. А с Драко просто цивилизованно побеседует, и уж точно не станет приближаться к нему на небезопасное расстояние.

Удовлетворенный своим планом, Гарри закрыл глаза и поудобнее устроился в кресле.

Какое-то время спустя его разбудила слабая вспышка света и звук спускаемого затвора. Гарри сонно моргнул, приходя в себя, и обнаружил рядом сконфуженного Колина Криви, который предпринимал жалкую и безуспешную попытку спрятать свой фотоаппарат.

- Колин, - произнес Гарри с прямо-таки безграничным терпением для только что разбуженного человека. - Что ты делаешь?

- Я не хотел тебя будить, Гарри. - У Колина был такой вид, словно он готов провалиться сквозь землю из-за своей оплошности.

- Ты что, фотографировал меня спящим? - спросил Гарри, садясь в кресле и лениво потягиваясь.

- Да. - В голосе Колина послышались испуганные нотки. - Извини. Я не думал, что наделаю столько шума. Мы ведь все старались вести себя потише. - Он жестом указал на других обитателей гостиной, большая часть которых наблюдала за ними с почти не скрываемым интересом.

Гарри сделал глубокий вдох, не зная, чему ужасаться сильнее: тому, что Колин фотографировал его спящим (и что он собирался потом делать с этой фотографией?), или тому, что около двадцати остальных учеников старались не шуметь ради него одного. Обычно в гостиной всегда царила оживленная болтовня, вне зависимости от того, кто пытался здесь прикорнуть; как правило, предполагалось, что если ты не в состоянии дотащить свою ленивую задницу до кровати, значит, с шумом тебе придется смириться.

Молчание Гарри, похоже, окончательно лишило Колина присутствия духа. - Я не хотел, Гарри, честное слово. Я очень сожалею, правда, очень. Просто ты лежал здесь с таким умиротворенным видом, твои очки сползли на самый кончик носа, а щеки порозовели, и… - Колин тихонько засопел. - Прости меня.

- Ладно уж, - сказал Гарри, отметив про себя, что, несмотря на все извинения, Колин и не подумал отдать ему пленку. - Все в порядке. Я знаю, ты не собирался меня будить. Но, Колин? Что именно ты намереваешься делать с этой фотографией?

- Ничего! - поспешно воскликнул Колин. - Это просто для моей личной коллекции, - добавил. Судя по всему, он не видел в этом ничего, что могло бы вызвать у Гарри возражения.

Гарри уставился на этого мальчика, скорчившегося на коленях перед его креслом: светлые волосы взъерошены, бледное лицо раскраснелось. - Твоей личной коллекции? - испытующе переспросил он, хотя был совершенно уверен, что лучше ему не знать ответа на этот вопрос.

- Это не совсем… - Колин запнулся, нервно сглотнув. - Всего лишь несколько фотографий. Моих любимых, - пробормотал он где-то в районе левого колена Гарри, на котором, похоже, и сосредоточил все свое внимание, вместо того, чтобы смотреть Гарри в глаза. - Только тех, которые… - Он нахмурился, а когда заговорил снова, его голос понизился почти до шепота: - Самые красивые.

Гарри раскрыл рот от изумления. - Колин, это… - начал он, не зная еще, что собирается сказать.

Колин прервал его. - Ладно, извини, что разбудил. Мне пора идти. - Он встал и весело улыбнулся Гарри. В эту минуту он выглядел до невозможности юным, радостное выражение его лица удачно сочеталось со святой наивностью, плескавшейся в голубых глазах. - Пока, Гарри.

- Пока, - Гарри проводил взглядом Колина, который уходил, крепко сжимая фотоаппарат обеими руками.

У него было такое ощущение, словно он впервые попал на Косую Аллею, и ему внезапно открылся волшебный мир Лондона. То, что когда-то было обыденностью, вдруг оказалось переплетено с магией, куда ни глянь. Стены двигались, зеркала разговаривали, синяки исчезали с одним прикосновением палочки. Когда он это увидел, когда узнал о существовании волшебства, оно просочилось во все стороны его жизни и проявлялось теперь в самых неожиданных местах, заставляя его гадать, может, оно было там все это время, только раньше он этого никогда не замечал. Все равно, что узнать о существовании блесток, и потом увидеть вдруг, как они сверкают повсюду.

Все, что происходило с ним теперь, было безнадежно переплетено с сексом. Вчерашние невинные воспоминания о скромном нижнем белье и незапятнанных Меткой руках уступили место плавным изгибам бледной груди Чжоу, которую поддерживал красный атлас. Каждый раз, когда он пытался воскресить в памяти поведение Драко в прошлом, все эти эпизоды растворялись в чувственных воспоминаниях о его прикосновениях, о его вкусе, и Гарри снова ощущал, как его пальцы перебирают белокурые пряди и впиваются в белоснежные плечи, и видел, как злобная усмешка Драко превращается во влажные, приоткрытые для поцелуя губы.

Даже Гермиона, которая казалась даже не столько сестрой, сколько бесполым, только смутно напоминающим девушку существом, вдруг неожиданно и необратимо обрела пол. Гарри гадал, то ли дело было в его недавно обретенном видении сексуальности, сквозь которое он теперь смотрел на мир, то ли ему не померещилось, и он действительно стал объектом страсти Колина Криви.

Он все еще пытался переварить эту мысль, когда Рон и Джинни, смеясь, вошли в гостиную, разом выведя Гарри из его задумчивого состояния. Заметив его, Рон помахал рукой и тут же подлетел к нему вместе с сестрой.

- Ой, Гарри! Ты пропустил обед! Уснул, да? - спросил он, присев рядом с ним на корточки и положив локти на подлокотник его кресла. - Не удалось как следует выспаться прошлой ночью? - проницательно подметил он.

- Тяжелый день, - отмахнулся Гарри, улыбнувшись Джинни.

- Мы захватили немного еды для тебя, - застенчиво сказала та, протягивая ему салфетку, полную шоколадного печенья и нескольких небольших клубник, ярко красных и хрупких на вид.

- Спасибо, - тепло поблагодарил Гарри. Он закинул в рот одну из ягод. - Поверить не могу, что пропустил обед.

- Это случается и с лучшими из нас, - заметил Рон, задумчиво качая головой. - Ладно, я пошел. У меня еще не сделано эссе по заклинаниям, и если уж тянуть с ним, так со всеми удобствами в своей комнате.

- Точно, эссе! - сказал Гарри. - Мне нужно сходить в библиотеку, поискать для него материалы.

- Удачи, - пожелал Рон, уходя.

Джинни, попрощавшись, присоединилась к разговору своих одноклассниц, оставив Гарри стоять, потягиваясь и строить планы того, как бы получше застать Малфоя врасплох. Действовать напрямик и без затей казалось наиболее подходящим вариантом. Он просто подойдет к Драко быстрым шагом, потребует свою мантию, заберет ее и уйдет. Отличный план, вернее, он мог бы стать отличным, если бы Малфой последовал этому сценарию. К сожалению, в одном Драко был совершенно предсказуем - он почти всегда делал как раз не то, что от него требовалось. У него прямо дар был к этому. Очень досадный дар.

Погруженный в эти мысли, Гарри выскользнул из-за портрета и направился вдоль по коридору к комнате Драко. У него было две четко определенных цели: получить назад свою мантию и не наделать каких-нибудь глупостей, скажем, прижать Драко к стене и облапать его. Всего. Хотя, это было бы не так уж катастрофично, ведь у Гарри было самообладание. Нет, правда, оно у него было. Пока Драко оставался в рубашке.

Гарри подошел к двери Драко и некоторое время стоял перед ней, стараясь сообразить, что именно он должен сказать. Что-нибудь прямое и без увиливаний. Отдай мне мою мантию. Пожалуйста. Нужно ли говорить "пожалуйста"? Проймет ли это Драко? Отдай мне мою мантию, сейчас же. Агрессивность может лучше подействовать. Или оказать совсем обратный эффект, и дверь захлопнется прямо перед носом Гарри. На колени, Малфой. Нет! Нет. Этот ход мыслей ни к чему хорошему не приведет. Нет.

Пока Гарри пытался выбросить из головы образ Драко, стоящего на коленях, ручка двери повернулась. Он удивленно поднял взгляд, когда дверь вдруг отворилась, и Драко враждебно уставился на него. Он был в ярости.

- Ты что, хочешь, чтобы кто-нибудь увидел тебя здесь, Поттер? - потребовал ответа слизеринец. Схватив Гарри за воротник и потянув вперед, он быстро затащил его к себе в комнату.

Гарри еле устоял на ногах, когда Драко отпустил его. Прошло некоторое время, прежде чем ему удалось сфокусировать взгляд, и только тогда он заметил некоторую взьерошенность Драко, которая почти наверняка была следствием того, что тот уже начал раздеваться. Гарри так подумал, потому что на нем не было рубашки, и это было единственной причиной - для остальных в Гарриной голове уже просто не нашлось места. - Как ты узнал, что я стою за дверью? - спросил Гарри. Ему было невероятно трудно оторвать взгляд от ключицы Драко, на которой виднелся небольшой засос; Гарри не помнил, чтобы он его оставлял, но, скорее всего так оно и было.

Закатив глаза, Драко плотно закрыл за ними дверь и защелкнул замок. - Мне почти слышно было, как у тебя в голове крутятся шестеренки. Чем ты там занимался, репетировал, что собираешься мне сказать?

- Нет! - невольно воскликнул Гарри.

Драко скептически приподнял бровь.

- Ну ладно, может быть и репетировал, - признал Гарри, выпрямляясь в полный рост. - Я хочу получить назад свою мантию.

- Понятия не имею, о какой мантии идет речь, - не дрогнув, ответил Драко.

Скорчив кислую мину, Гарри прислонился к стене, заставляя себя сосредоточить взгляд на дверце шкафа прямо за плечом Драко. Он не ожидал, что его отошьют вот так сразу, но, видимо, Драко твердо решил сегодня быть еще несноснее, чем обычно. - Не ври, Малфой. Моя мантия-невидимка. Я оставил ее здесь прошлой ночью. - Он прикусил губу. - Я хочу сказать, этим утром. Верни ее мне.

- Нет, - отрывисто произнес Драко.

Гарри уставился на него. - Нет?

- Именно.

- Это просто смехотворно, - решительно заявил Гарри. - Отдай мне мою мантию. Прямо сейчас, пожалуйста.

- О! Ну, раз ты произнес волшебное слово... - Драко выдержал театральную паузу. - Нет.

Гарри сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Почему?

- Потому что, - Драко скрестил руки на груди, - ты меня раздражаешь, ты отвратителен, у нас был отличный секс, но потом ты повел себя как полный придурок. Я старался быть с тобой милым…

- Ничего ты не старался! - вставил Гарри.

- …а ты обошелся со мной очень скверно, и поэтому мне горько и обидно, - продолжил Драко. - А еще, я тебя ненавижу. Конечно, я тебя ненавидел и до того, как мы занимались сексом, но теперь у меня для этого еще больше причин. Так что я оставлю твою мантию у себя, просто тебе назло. Все враги так себя ведут: они совершают великие, но, в конечном счете, бессмысленные поступки, говорящие об их мелочности и ненависти.

- Эту речь ты точно отрепетировал, - обвиняюще произнес Гарри.

Драко вспыхнул. - Вовсе нет!

- Она никак не может быть спонтанной. И ты еще говоришь, что я отвратителен. Посмотри на себя, напыщенный болван.

- Ах так! Хорошо, - произнес Драко, согласно кивая. - Твоя мантия? Я ее сейчас сожгу.

- Нет, не сожжешь, - наотрез запретил Гарри.

Драко лениво разглядывал свои ногти. - Боюсь, ты ошибаешься, - сообщил он Гарри, у которого уже начинала понемногу кружиться голова после двадцатого глубокого вздоха, сделанного, чтобы успокоиться.

Разозлившись, Гарри шагнул к Драко. - Просто прекрати это, ладно? Отдай мне мою мантию.

Драко склонил голову набок, изучающе глядя на него. - Нет.

Гарри вышел из себя, и когда он снова заговорил, повысив голос, раздражение сквозило в каждом его слове. - Просто отдай ее мне, Драко!

Драко быстро двинулся вперед, вынуждая Гарри отступить чуть ли не к самой стене. - О, я отдам ее тебе, Гарри. - Его глаза злобно сверкнули, губы изогнулись в жестокой насмешке над улыбкой. Он вцепился в свитер Гарри и с силой толкнул того к стене. - Но тебе придется умолять меня сделать это.

- Я никогда. Не буду. Тебя умолять, - огрызнулся Гарри.

Драко грубо рванул его к себе, только чтобы потом еще сильнее впечатать его в холодную каменную стену. Он протолкнул свое колено между коленей Гарри, его руки незаметно пробрались ему под свитер.

Гарри, дернувшись, отвернулся, прижавшись щекой к стене.

- Будешь, - яростно прошипел Драко в самое его ухо, - даже если мне придется принудить тебя силой.

Гарри вздрогнул, почувствовав непроизвольную пульсацию в паху, когда Драко потерся об него, поглаживая его бедра большими пальцами. - Нам не следует этого делать, - прохрипел он, выгибаясь навстречу настойчиво прижавшемуся к нему телу.

- Почему? - настаивал Драко. - Твою мать, ну почему нет?

- Потому что, - произнес Гарри, закрывая глаза, - я слишком сильно этого хочу. - Он провел ладонями вдоль тела Драко, потом резко оттолкнул его, чтобы, разом поменявшись с ним местами, прижать Драко к стене.

- Поттер, что… - начал Драко, которому не слишком хорошо удалось скрыть свое потрясение.

Гарри уже возился с его брюками, он расстегнул молнию и теперь стягивал их вниз. - Просто помолчи, - сказал он рассеянно и опустился на колени. Каменный пол под ними оказался гладким и твердым; он взял член Драко в ладонь, медленно скользя по нему пальцами, прежде чем обхватить его и начать проворно водить рукой вверх-вниз.

Драко охватила дрожь, он стонал над ним, вталкивая себя в его ладонь. Гарри наклонился и легонько облизнул головку его члена, свободной рукой он исследовал его бедра, постепенно продвигаясь к ягодицам, чтобы нежно сжать их. Немного горьковатый вкус на кончике его языка, внезапно до нелепого напомнил Гарри о мятных карамельках, которые он втихомолку таскал из буфета у Миссис Фигг каждый раз, когда та присматривала за ним. Он помнил, как разворачивал их, морщась от предательского шуршания оберток, и закидывал засохшие, потрескавшиеся леденцы к себе в рот.

Дело было не во вкусе, хотя определенная, выдержанная временем сладость в них была. Просто этот плод был запретным, и сердце Гарри лихорадочно колотилось, пальцы замирали в воздухе, пока он набирался мужества дотянуться до гравированной хрустальной вазочки, а потом, съежившись, приподнимал крышку так тихо, как только было возможно. Резкий вкус перечной мяты не мог сравниться с опьяняющим притоком адреналина от возможности попасться за этим занятием.

Это не к слову о том, что на вкус Драко напоминал ему карамельки, потому что это было вовсе не так. Но выброс адреналина был, кровь стучала у Гарри в висках, словно предупреждая о том, что то, что он делает, делать нельзя, потому что это только доставит ему кучу проблем. У него возникло опасное желание хихикнуть, но вместо этого он только крепче обхватил губами член Драко и придвинулся ближе, принимая его в свое горло, пока способность дышать не оказалась под вопросом.

Драко, задыхаясь, что-то бормотал - то ли ругательства, то ли воззвания к каким-то таинственным божествам, но Гарри решил сосредоточиться на том, как глубоко он сможет принять Драко в свое горло, пока у него не сработает рвотный рефлекс. С каждым разом получалось чуть глубже, с гордостью отметил Гарри, мысленно похлопав себя по спине в знак одобрения. Но нёбо уже саднило, и он начал было опасаться за то, как после всего этого будет звучать его голос. И уж точно не спасало положение то, что Драко теперь совершал ритмичные толчки - придерживая рукой затылок гриффиндорца, он придвигал бедра вперед, делая это чересчур агрессивно на вкус Гарри. Тот слегка отстранился, чтобы сказать ему об этом, но проблема разрешилась сама собой - Драко кончил, застав этим Гарри врасплох, отчего тот едва не подавился.

Ловя пальцами случайные капли, стекавшие из уголков его губ, Гарри поспешно сглотнул. Он откинулся на каблуках и поднял глаза на Драко, который смотрел на него с чем-то сродни благоговению.

- На вкус ты напоминаешь уксус и соленые чипсы, - сообщил ему Гарри.

Драко уставился на него, потом медленно сполз на пол. - Почему ты единственный на свете человек, который способен лишить меня дара речи? - спросил он.

Гарри пожал плечами. - Видимо, такой уж я особенный.

- Вот как это теперь называется? - пробормотал Драко. - И что, черт возьми, ты имел в виду, когда сказал, что слишком сильно этого хочешь?

- Что, мои мудреные слова не поддаются твоему пониманию?

Драко сузил глаза, но спустил подкол ему с рук. - Я пытаюсь поговорить серьезно, ты имеешь что-то против?

- Конечно, имею. Иначе я ответил бы в том же духе, вместо того, чтобы ловко уклоняться от каждой твоей попытки завести разговор о наших отношениях. Не то, чтобы они у нас были, - сказал Гарри, начиная беспокоиться, что его собственная эрекция останется без внимания из-за личных проблем Драко.

- Ты же не можешь бросаться такими громкими словами и ждать, что я не потребую разъяснений. Это несправедливо, - во взгляде Драко читалось недовольство.

- Жизнь вообще штука несправедливая, - лаконично ответил Гарри.

- Вот! - воскликнул Драко, словно внезапно вспомнив что-то, ускользнувшее от его внимания. - Именно поэтому мы и враги. Все оттого, что я тебя не выношу.

- Не то, чтобы твое бесконечное нытье меня не заводит, - начал Гарри тоном, намекающим, что на самом деле это вовсе не так, - но если бы ты смог сначала уделить внимание моим потребностям, а потом уже напоминать мне, почему я пытался заклеить тебе рот проклятием в прошлом году, я был бы тебе очень признателен. - Он услужливо взял ладонь Драко в свою и прижал ее к своему возбужденному члену, свободной рукой расстегивая брюки и стягивая их с бедер.

- Ты такой чертовски романтичный, что это меня просто убивает, - Драко обхватил его член рукой, но упрямо сохранял ее в неподвижности.

- Убийство действительно случится в скором времени, если ты не дашь мне кончить, - заверил его Гарри, потянувшись за своей волшебной палочкой. Произведенный его словами эффект лишь немного подпортила хрипотца в голосе после минета.

- Держи свои руки там, где я могу их видеть.

Гарри послушно распластал ладони на полу, извиваясь под рукой Драко. Тот начал легонько двигать ей вверх-вниз, пристально наблюдая за ним на случай каких-либо угрожающих движений с его стороны.

- Ну как, неплохо? - спросил Драко.

- Что-то ты сегодня слишком много болтаешь, - проворчал Гарри. - Есть гораздо более приятные вещи, которые можно делать языком.

- И я не стану демонстрировать тебе ни одну из них, если ты не будешь делать, как я говорю, - пригрозил Драко.

Гарри раздраженно закатил глаза, но тут Драко сделал нечто особенно приятное своим указательным пальцем, и на этот раз Гарри уже закатил глаза от удовольствия. - Да, совсем неплохо, - выдохнул он. - Серьезно. Очень даже хорошо. Не останавливайся, пожалуйста.

Положив руку на спину Гарри, Драко притянул его ближе. Теперь его губы находились в нескольких дюймах от Гарриных. - Повтори.

- Ох. - Гарри изо всех сил зажмурил глаза. - Мне хорошо. Не останавливайся. Пожалуйста.

- Еще раз, - шепнул Драко, слегка касаясь губами его губ.

- Не останавливайся, - пробормотал Гарри, которого бросило в дрожь, когда Драко ускорил ритм, и в то же время с силой провел пальцами по его спине, вверх по позвонкам, чтобы наконец впиться ими в местечко между лопатками. - Пожалуйста, не останавливайся. Пожалуйста. Пожалуйста.

Только тогда Драко разрешил ему замолчать, закрывая рот настойчивым поцелуем, посасывая нижнюю губу, прежде чем нежно прижаться к уголкам его губ своими. От его действий очки Гарри съехали набок, тот сорвал их и швырнул на пол, и они, скользя, отлетели в сторону. Охваченный лихорадочной дрожью, Гарри неуклонно приближался к оргазму, и, пока он судорожно вздрагивал от ласк Драко, тот лизнул его в губы и выдохнул: - Я знал, что смогу заставить тебя меня умолять, - каждое слово было подчеркнуто энергичными движением руки вдоль члена и глубоким вдохом.

Оргазм настиг Гарри, словно удар кулаком в лицо, он выгнул спину, резко подавшись в ладонь Драко, рывком поднял руки, тщетно цеплявшиеся за половицы, и уперся ими в стену по обе стороны от головы слизеринца. Гарри наклонился вперед, и рука Драко, теперь скользкая и липкая от спермы, оказалась зажатой между их телами. Когда он снова поцеловал Драко, то его собственные покрасневшие губы с такой силой впились в нежный рот, что едва не оставили синяки. - Ты меня надул, - пробормотал он, перемежая слова поцелуями.

- Ты меня умолял, - самодовольно повторил Драко.

Разрываясь между раздражением и счастливой негой после оргазма, Гарри смог только невнятно проворчать что-то нелестное о его происхождении. Он осел на Драко, страстно желая оказаться сейчас с ним в постели, и старательно игнорируя большой предупреждающий знак в своей голове, на котором ярко-красными неоновыми буквами вспыхивали слова "Нет! Нет! Плохая идея!".

Наконец, он заговорил: - Думаю, я должен…

- Мы должны… - одновременно с ним начал Драко.

Они замолчали и посмотрели друг на друга, потом снова заговорили разом:

- Я должен идти.

- Мы должны поговорить.

- Нет, не должны, - не согласился Гарри, высвобождаясь из объятий Драко.

- Ты должен остаться, - настойчиво убеждал его тот.

Гарри встал, поправил одежду и огляделся вокруг в поисках своих очков. - Нет, не должен.

- Проклятье, Поттер, - Драко зло уставился на него, вытирая ладонь об пол. Он тоже встал, чтобы одеться, вернее, застегнуть брюки, потому что рубашки на нем и до того не было.

- Очень странно, что ты называешь меня по фамилии после того, как мы только что занимались сексом, - заметил Гарри.

- Очень странно, что два дня назад я хотел видеть тебя мертвым, а теперь хочу видеть голым! - сердито сказал Драко. - Я привыкаю к именам постепенно! Не так легко разом перечеркнуть пятилетнюю традицию!

- Оправдания, оправдания, - Гарри махнул ему на прощанье и направился к двери, он уже обнаружил свои очки и счел, что в достаточной мере привел себя в порядок.

- Прекрати! Хватит уходить от темы, чтоб тебя! Нам нужно поговорить! - Драко уже был близок к истерике.

- Не могу, мне еще эссе писать, - сказал Гарри, пожав плечами, словно говоря: "и рад бы, да ничего не поделаешь".

Драко стиснул зубы. - Ты что, используешь меня только для секса?

- Нет! - удивленно ответил Гарри.

- Потому что даже если это так, ничего страшного, по крайней мере, это хороший секс! Но мне кажется, я должен об этом знать, Гарри!

- Драко, - успокаивающе произнес Гарри. - Я тебя не использую.

- Тогда почему ты избегаешь серьезных разговоров?

- Потому что я сам еще не совсем понимаю, что здесь сейчас делаю, и мне хотелось бы пережить весь этот эмоциональный стресс без свидетелей, если не возражаешь.

Драко аж засветился от удовольствия, что было неожиданно и вызывало некоторое беспокойство. - Значит, я достоин стресса?

- Это просто такое выражение, - поспешно произнес Гарри. - Словом, я собираюсь сейчас пойти заняться этим эссе, и, может быть, разобраться в своих растрепанных чувствах. - Помолчав немного, он добавил: - Спокойной ночи. - И, небрежно махнув рукой на прощанье, вышел за дверь, оставив Драко смотреть ему вслед.

Только когда Гарри уже забрался в постель и мысленно проиграл в голове всю эту встречу, он осознал, что его мантия-невидимка снова осталась у Драко.

 

| предыдущая глава | следующая глава |

| вернуться на страницу переводов |